00:21 

Дело о Чудище Лесном

Мисс Жуть
Кроме Декларации о биоэтике и правах человека я ничего не нарушаю!
Уже начинало смеркаться, когда сбоку от дороги появился просвет в сплошной стене леса, и пред моим взором возникли крепкие, добротные и отчего-то запертые ворота. Пришлось постучать - вежливо, но решительно, чтобы было понятно, что это не просто какой-то проходивший мимо ветреник, а человек, желающий остановиться на ночь. Долго не открывали, только захлебывался лаем пес во дворе. Наконец грубый мужской голос из-за ворот поинтересовался, кто там.
- Усталый путник! Откройте пожалуйста!
Ворота раскрылись. Несмотря на то, что на мне было платье, я легко сама соскочила с лошади, не дожидаясь, пока этот лесной увалень догадается предложить помощь даме, бросила ему поводья, чтобы он поставил лошадь в конюшню. Кстати, тоже почти пустую, если не считать еще чьего-то коня и ослика, настороженно шевелящего ушами.
- Скажите, любезный хозяин, я смогу у вас переночевать? И лошадь надо накормить и почистить. Ее зовут Роза. И для Мартина нужно зерна. Это мой голубь, - я продемонстрировала хозяину клетку с белым почтовым голубем.
- Конечно, госпожа, у меня и комнаты пустые еще есть. Тихо по нонешнему времени на дороге, и не ездит никто с тех пор, как чудище лесное завелось.
- Чудище, говорите? - я подождала, пока Розе дадут овса, получила горсточку для Мартина, и только после этого сама пошла в трактир.
В общем зале уже сидели двое.
- Добрый вечер, господа! - как можно более приветливо поздоровалась я с ранее прибывшими.
То, что они не из местных, было видно сразу. Почти напротив входа за столом сидел молодой человек, лет не более восемнадцати, одетый добротно, но не богато, и с совершенно непримечательной внешностью. Он чуть заметно привстал и поклонился. За тем же столом, но с другого края сидела гораздо более яркая личность. Для приветствия она - это была женщина - встала и с каким-то мальчишеским озорством, но очень церемонно раскланялась. Она была в мужском костюме и плаще, длинная челка почти полностью скрывала ее лицо, оставляя видимыми только линию губ и подбородок, а на столе рядом с ней восседала и что-то клевала сова. Мартин испуганно завозился в клетке.
- Тихо, тихо, мой хороший. Ты со мной, в безопасности.
Я прошла к дальнему столу. Клетку поставила рядом, чтобы Мартин был под присмотром, а то мало ли что взбредет в голову этой свободно летающей ночной хищнице.
С улицы пришел хозяин.
- Что госпожа пожелает?...
- Фруктов и орехов!
Он несколько опешил.
- Да нету у нас такого. Обозы не ездят, все припасы хозяин в другое место вывез... Я-то не хозяин, меня тут за сторожа оставили, ну и принять, если кто вдруг проедет. А хозяин уехал, у него еще два заведения есть, побойчей, - пояснил бородатый мужик. - Вот овсянка есть, теплая, окорок, могу курицу зарезать... Пиво, опять же. Эта... Вино.
Ах, в какую глушь я забралась! Даже еды нормальной нет!
- Ну хорошо, а овсянку с орехами и сухофруктами вы сделать можете? И бокал вина, пожалуй.
- Яблоки есть сушеные... - недоуменно пожав плечами, трактирщик удалился на кухню.
Вино он принес быстро. Конечно, в пансионе мадам Алисии, где я воспитывалась, мы пили гораздо более приличные вина. Только не подумайте ничего плохого, но во время занятий старшим воспитанницам дозволялся глоток-другой пусть разбавленного, но вина. Конечно, все строго по этикету - с какой стороны должен подойти слуга, какие должны быть бокалы для каких вин... Мое образование позволило бы мне держаться достойно в самом высшем обществе! Но я не смею роптать на судьбу, мне и так дано многое - Ум, Красота, Талант, и у меня есть Цель. Я поставила ее себе сама, и я буду ее добиваться, несмотря на все препятствия! Я вновь поднесла к губам кружку с местным вином, чуть пригубила, поставила, улыбнулась своим мыслям, оглянулась кругом еще раз и обратилась ко всем присутствующим в трактире:
- Как похолодало этой осенью.. И так рано темнеет. Давайте знакомиться, меня зовут ВерОника, а вас?
- Отставной маг второго государева легиона имени государя Андрия Великого Устроителя! - четко, по-военному, вскочив и вытянувшись по струнке оттарабанила девушка с челкой. Из-за этой челки, кстати, трудно было понять, сколько же ей лет - двацать пять? Тридцать пять? И голос - сильный, но такой хриплый, будто она простужена. Из-за раздумий я едва не пропустила самое главное: - Можете звать меня Эмилией!
Молодой человек настороженно покосился на боевого мага в отставке, и, так же, как здоровался, едва приподнялся со скамейки, бегло пробубнил:
- Шаваш Морган, купец! - и тут же сел обратно.
Нельзя сказать, что сильно многообещающе. Вообще я считаю, что каждый человек чем-то интересен, в каждом может дремать своя История, а то и Сказка, но иногда она покрыта такими слоями обыденности, что...
Еще кто-то постучался в ворота.
- Эй, хозяин, открывай давай, пошевеливайся, нехорошо бардов за порогом держать, ославят на всю округу! - закричал кто-то из-за ворот.
Трактирщик, или как его там, поспешил открыть. Новоприбывший, назвавшийся бардом, бросил своего скакуна на попечение хозяина, а сам поспешил в зал, на теплый приветливый свет, льющийся из окон.
- Добрый вечер, дамы и господа, почтеннейшая публика! - шумно приветствовал он нас троих. - Позвольте представится - Карл Лейбе, бард, сочинитель-сказитель, а также исполнитель шванок! Не желаете ли заказать героическую песнь о себе? Недорого, и уверяю вас, вложения в славу окупятся сторицей! Вот вы... Фройляйн? Фрау?
Кажется, госпожа Эмилия усмехнулась, впрочем, с ее челкой ни в чем нельзя быть уверенной:
- Боевой маг, пусть даже и в отставке, славу должен добывать в бою!
- Господин?
- Не всякая слава нужна в нашем купеческом деле. Спасибо, я так как-нибудь.
- Вы, прекрасная госпожа? - не унывал и не унимался бард.
- Я неким образом тоже принадлежу к служителям Муз, так что вполне способна сама сложить героическую балладу, если понадобится. Благодарю, - я слегка улыбнулась коллеге, показывая, что оценила его шутку.
- Ну как пожелают господа. Хозяин! Пива, мяса, что там еще есть...
- Овсянка!
- Что я, лошадь, что ли? - опешил бард Карл. - Тогда давай мяса и еще мяса!
Осушив единым глотком полкружки пива, он с довольным видом крякнул.
- А позвольте поинтересоваться, куда господа путь держат? То есть дорога-то тут одна, до Вальдорфа, неужели ж в город?
- Да вот, в город, - откликнулся молодой купец.
- По делам?
- Разумеется.
- Не страшно? Тут же целый караван ваших чудовище затоптало!
- Да страшно - не страшно, а идти надо, как раз про караван и разузнать. Товар у отца там был, без него все, и разорится можем.
- Что за чудище? Кто видел? - голос мага в отставке был сух и деловит. По ней сразу чувствовалось, что дама серьезная и к переделкам привычная! Я прикинула, хотела бы я сражаться рядом с такой самостоятельной, уверенной в себе женщиной? О да, если она, как и я, рассчитывает на награду за избавление города и горожан от чудовища, то я была бы очень не против!
- Да приказчики, что были при караване и выжили, почти все видели. Мельком, правда - драпали быстро. А кто не драпал, тот видел лучше, да теперь вряд ли уже расскажет. А вы, никак, по объявлению, чудище убивать?
Купец неопределенно пожал плечами, мол, как сложится, а боевой маг утвердительно кивнула.
- А чего же местные не хотят? Сумма мала? - видимо, по привычке торговаться, поинтересовался купец Шаваш.
- Да вроде пытались. Выходили, находили... возвращались не все. А чудищу хоть бы хны. А вот не угостит ли кто прославленного барда кружечкой пива?
Купец кивнул трактирщику, и перед бардом появилась вторая кружка пива.
- Ну и вот, стало быть, все, кто могут, сейчас из города разъезжаются. А кто может? Приезжие. Нам, бардам, там сейчас вообще делать нечего. То в это время ярмарки шли, народ гулял, кому шванки, кому эпосы, кому баллады душещипательные, вот и заработок... Да. А сейчас обозы не ходят, боятся, торговли нет, так и сидят. И мне заработка нет...
Он разглагольствовал еще в течение двух кружек пива, потом все-таки запел. Причем те самые, как он называл, "шванки" - куплеты весьма фривольного содержания. Эти непристойные песенки всегда кому-нибудь, да нравятся, так уж повелось в жизни. Но есть другое, настоящее, великое Искусство, призванное приобщать людей к Прекрасному и Гармоничному! Именно его я стремлюсь нести своим зрителям, ради его развития поставила перед собою Цель - открыть свою Школу танцев, где собираюсь давать и общеэстетическое, и литературное образование!...
Я поудобнее положила возле себя дорожную сумку с вышитым изящным узором и склонилась к Мартину, тихо и успокаивающе разговаривая с ним. К счастью, вскоре были готовы комнаты, и, договорившись с моими новыми попутчиками - госпожой Эмилией и господином Шавашом - о совместном выступлении завтра утром, я, пожелав всем доброй ночи, поднялась наверх и легла спать.

*************

- Рррота, подъем! Выступаем!
От этого вопля я едва не упал с кровати. То есть и упал, оказавшись на полу на четвереньках, но быстро сообразил, что это постоялица из соседнего номера и, с сегодняшнего утра, моя попутчица, а может быть, и коллега по охоте на чудище, чем Большой Пес не шутит. Решил, что можно встать. Но все равно - ой мамочки...
За окном было еще темно, только-только наметилась светлая полоска на восходе. Собственно, как и собирались. Все же военный человек - это военный человек, как бы странно ни выглядели ее потуги казаться более жесткой, решительной и бывалой. Я зажег свечу и принялся за привычный утренний туалет, после чего собрал все свои вещи и спустился вниз. Нас уже ждал горячий завтрак, все из той же овсянки и окорока. Взяв на дорогу еще немного окорока и сухарей, мы трое расплатились и покинули сие гостеприимное заведение. Как раз рассвело.
- Ну что, Смерть, как ночевала?
Я вздрогнул. Совсем забыл, что наш боевой маг свою лошадь так забавно назвала - Смерть. Судя по всему, Смерть госпожи Эмилии ночевала вполне удовлетворительно, впрочем, как и остальные, менее брутально именуемые, верховые животные.
Госпожа Эмилия оказалась в седле первой. Госпожа Вероника ненамного от нее отстала, грациозно взлетев на свою лошадь и красиво и в высшей степени прилично уложив складки синего дорожного платья. Мы с моим Ушастым потрусили следом.
Дорога выглядела совершенно обычно, только очень пустынно. Пожалуй, это единственное указывало на то, что где-то в здешнем лесу водится ужасное чудище, нападающее на людей. В Лесных землях осень - время самых больших ярмарок и торговых сделок, в Империю отправляют меха, древесину, орехи, мед, то есть все, что можно добыть в лесу. А из Империи везут продовольствие. И караваны, да и отдельные торговцы, кто разбойников не боится, сейчас так туда-сюда и курсирует... А тут тишина... То есть птицы просыпаются, чирикают, где-то зверье, наверное, бродит. Только на дороге никого, кроме нас. И напряжение в воздухе дрожит. Или это страх? Даже разговаривать особо не хотелось, только по делу.
- До города световой день? - решил уточнить я у госпожи Эмилии, проверяя свою память.
- Да.
- А на караван напали где-то на полдороге?
- Ну.
- Ближе к полудню, значит, мы должны увидеть...
Точно, незадолго до того, как солнце оказалось прямо над нами, впереди на дороге показались разбитые телеги. Их никто не убирал, так что вздумай сейчас проехать еще один караван - они застряли бы на этом месте надолго. Удобно для засады.
Но вокруг была все та же звенящая тишина. Даже птиц поблизости не было слышно, только где-то в глубине леса. Поравнявшись с первой телегой, я спрыгнул с Ушастого. Обе дамы тоже спешились.
Нападение произошло две недели назад. За это время дожди, ветер, зверье порядком затоптали следы самого нападения, да и не мастак я их читать. Хотя что-то было заметно и понятно даже мне. Вот телега с бочками вина. Все содержимое давно вытекло и впиталось в землю, потому что телега будто раздавлена. Как южный зверь елефант наступил, или носорог на нее прыгнул. Хотя я точно знаю, что носороги так не прыгают. Вот вроде целая телега, только на ней лопнувшие мешки с зерном. С тканью... Ткани, кстати, пока ничего не сделалось. На всякий случай я получше прикрыл ее рогожей.
Госпожа Эмилия удивленно присвистнула, над чем-то наклонилась. Я подошел. На земле был четкий отпечаток лапы - с полметра по широкой стороне, без когтей...
- Бей в барабаны, труби в трубы...
Я оглянулся на ближайшие кусты, растущие вдоль дороги. Ага, почти прямо напротив отпечатка лапы они поломаны, видимо, тут чудище и вылезло из леса. А оно высотой метра в полтора... Я обратил внимание госпожи Эмилии на эти кусты, а сам всмотрелся в лес. За кустами виднелось что-то неестественное. Я пролез путем, проложенным чудищем. Так и есть - тело. Человек был убит. Заколот? Забодан? Как это правильно назвать? На груди две раны - повыше и пониже, как если бы его бодал носорог два раза. Или носорог, у которого еще один рог на лбу. Или единорог с дополнительным рогом на морде... но единороги - это все же скорей легенды и сказки, чем то, что лазило тут по кустам. О, немного дальше - еще одно тело. А ведь по словам барда, из города сюда приезжали специально, чтобы похоронить всех! Так торопились, что не удосужились осмотреть ничего дальше пары метров от центра дороги? Так, видимых ран нет, а, есть - шея сломана, и кажется, голова разбита. Притрагиваться к нему для более детального осмотра очень не хотелось, в конце концов, я не целитель, знаю самую малость, что самому в дороге пригодится. Лежит прямо возле дерева. Возможно, был на него толкнут. Чем? Кем? Как? Я в задумчивости вылез обратно на дорогу. Кажется, госпожа Эмилия уже насмотрелась на все это, и теперь нетерпеливо гарцевала на Смерти, поджидая нас с прекрасной служительницей муз, которая что-то отсыпала из одного из разорваных мешков. Я тоже подумал было о том, чтобы прихватить с собой штуку шелка и продать в городе, но решил, что не стоит нагружать Ушастого, когда впереди может оказаться чудище. Поедем налегке.
Место оставляло гнетущее впечатление, поэтому мы пришпорили наших верховых животных, и постарались отъехать оттуда как можно дальше. Но все равно где-то через полчаса решили устроить привал.
- Я могу разжечь костер и приготовить еду для нас всех, если мне принесут дрова! - с приветливой улыбкой предложила бардесса, расстилая на земле белую скатерть. Только еще золоченых столовых приборов не хватало...
Мы с госпожой Эмилией взяли на себя задачу обеспечения хворостом-дровами и углубились в лес по разные стороны дороги.
Отойдя так, что меня не было видно с дороги, я со всех ног устремился обратно к каравану. Я побоялся, что мои методы исследования местности могут показаться слишком экзотичными, и не стал демонстрировать их при дамах. Впрочем, тщательное обнюхивание мало что дало мне дополнительно. Да, это не фальсификация, этот след действительно пах незнакомым зверем. Из леса вышел, в лес вернулся. Он наведывался к каравану достаточно часто, почти каждую ночь - в караване еще оставалось, чем поживится. Кстати, и мои родичи тоже здесь бывали, да и пол-леса захаживало - еще бы, такая роскошная дармовая кормушка! Подпрыгнув и спугнув пару птиц, севших отведать зерна, я сунул нос под сильно осевшую телегу - так и есть, еще один труп. Что забавно, все трупы были целы, никто не погрызен - хватало другой вкусной еды. Больше ничего интересного. Родичей поблизости не было - почти полдень, все нормальные отдыхают в это время. Жалко, хотелось порасспросить их. Я со всех лап помчался обратно, за тем же кустом, откуда начинал путешествие назад, отдышался, поправил одежду, прихватил небольшое сухое деревце, валявшееся рядом, и вернулся к госпоже Веронике. Эмилия, конечно, меня с хворостом опередила.
- Ну так что вы думаете?... - спросила она, жуя окорок.
- А что тут думать. Чудовище существует, оставляет следы, ходит через кусты, как таран, кстати, оно было у каравана вчера или позавчера... - я выжидающе замолчал.
Если кто и удивился, то не подал вида.
- Мне не приходит в голову, кто это может быть - с такими лапами, рогатое.
- Ну, может, это какое-то магическое животное... - задумчиво протянула маг, и снова все замолчали. - Если я его увижу, я пойму.
- Надеюсь, сегодня мы его не увидим! - я постарался скорей покончить с обедом и двинутся в город, под защиту стен. Надо заметить, никто не обозвал меня трусом, а все последовали моему, в высшей степени разумному, примеру.

******************************
До города мы добрались без столь желанной мне встречи с чудищем. Однако уже смеркалось, и хотелось уже есть, пить, да и чтобы вокруг были нормальные крепкие стены, а не лес. На расстоянии в полкилометра от крепостных стен он наконец закончился. Наш, с позволения сказать, боевой отряд заметно приободрился и уже более уверенно поглядывал по сторонам, проезжая мимо вынесенных за стены хибар. Людей видно не было.
- Стой, кто едет? - послышался с донжона над городскими воротами ленивый окрик.
- Чудище лесное, барабан тебе на голову и палочки в... Открывай ворота!
- Стой, говорю! Там яма замаскированая!
Мы синхронно осадили коней. Мост опустился, из ворот выбежали пара солдат - а, да какие из них солдаты, так, ополченцы местные! - подхватили лошадей под узцы и повели в обход предполагаемой ямы. Правда, чтобы никто не сомневался, показали кусок ткани, присыпанный песком. Я едва не присвистнула - надо же, форменное осадное положение! И колья перед рвом вбиты, под углом, чтобы, понятное дело, оно в ров не заползло... Однако! Мост сразу за нами подняли, ворота закрыли.
- А вы кто ж такие будете? Уж не охотники ли за чудищами?
- Может, и охотники. Посмотрим, сторгуемся ли с городским начальством. Где его искать? А гостиница, или трактир с комнатами есть?
- Да все на центральной площади. Вот по этой улице, и все прямо.
Не одни мы были заинтересованы в трактире. Я думала остановится, снять номер, однако занято было все. Все приказчики из каравана, которые выжили и еще не выехали из города - а таких было большинство - заняли весь трактир, и даже сеновал. Но пока мы с милостивой госпожой Вероникой сидели в общем зале, попивая пиво и прислушиваясь к разговору нашего купеческого сынка с приказчиками, прибежал посыльный из ратуши и пригласил нас предстать перед городским советом в полном составе, для знакомства и введения нас в курс дела. Ну еще лучше, все не в этой толчее сидеть. А то вон увидели нового человека, так обсмотрели меня всю, только что челку убрать еще не попросили. Смотрели бы лучше на бардессу, она привычная, ей по профессии положено любить внимание!
Господин Шаваш тем временем расспрашивал не столько о своем товаре, сколько о чудище. Вот этим ребятам я верила больше, чем вчерашнему барду. Описывали спокойно - большое, то есть длинное, высотой как мы и предполагали, с клювом, с рогами - аж четырьмя, пара как у коровы, и пара на морде друг над другом, мохнатое, но и чешуя... Чепуха какая получается, ну не знаю я такого зверя! А раз не знаю, значит, сотворил его какой-нибудь злокозненный маг.
Городской совет, как нам и сказали, заседал в ратуше, находящейся на этой же площади. Нас встретили и без лишнего ожидания провели в зал совета. Пять самых почтенных - ну или самых богатых - граждан города оценивающе рассматривали нас, а мы - их. Пропуская всю лирику, нам повторили все то, что мы уже знали, ну и добавили немного новой информации - что зверя впервые встретил какой-то рыбак недели три назад, после чего сын главы совета, фон Лифмарка, поехал с ним сражаться, да и сам сгинул. Потом собирали еще партии - в основном из охотников и егерей, и каждый раз зверь уходил, ранив, а то и убив несколько человек.
- А маг у вас есть? - задала я самый главный для меня вопрос.
- До недавнего времени город обходился услугами приезжего мага, господина Алоиза Зельде, но не так давно мы наняли его постоянно. Он теперь проживает в городе, а сейчас отъехал по делам на хутора за городом. Пытаемся вывезти оттуда население, чтобы было меньше случайных жертв.
Весьма мудрое со стороны совета решение. Кстати, я заметила, что с нами разговаривает только глава, а остальные присутствуют молча.
- Ну, понятное дело, я хотела бы поговорить с этим магом. Кроме него, еще маги в городе есть? Или злые клирики? - я в упор взглянула на человека, который был нам представлен, как отец Филипп, настоятель главного храма.
- Нет, что вы, упаси нас Парде! В этом смысле у нас город тихий, никаких ни злых клириков, ни еретиков. Да и тайных магов нет, инквизиция за этим смотрит строго.
Я задумчиво кивнула.
Господин Глава Совета поднялся с места.
- Ну, если мы пришли к взаимовыгодной договоренности и у вас больше нет вопросов...
- А можно уточнить... - откуда-то из-за моей спины выбрался господин Шаваш и начал расспрашивать об экономической обстановке в городе. Так я и не поняла - он тут торговать собрался, или идти чудовище бить?! Чего ему сейчас до этих товаров? Но я спокойно дождалась, пока и он удовлетворит свое купеческое любопытство.
- Господа и дамы, предлагаю вам быть моими гостями, - предложил фон Лифмарк, когда совет все-таки завершился.
- С удовольствием! - радостно согласились все. Как нельзя более кстати, и уж однозначно лучше, чем где-нибудь на конюшне в сене ночевать.
Я, понадеявшись, что слугам в приличном доме можно доверять хотя бы немного больше, чем жуликоватым трактирным, оставила вещи в предоставленной мне комнате, посадила Леди присматривать за ними, а сама пошла на стену, оценить обороноспособность города, да и окрестности осмотреть. Виденные ранее ополченцы все еще были на посту, так что встретили они меня, как старую знакомую.
- Что, барышня, пришли на чудище полюбоваться?
- Барышня была в синем платье, а я - боевой маг в отставке, - сразу охладила я их кавалерский пыл. - А что, оно тут появляется? И часто?
- Ну, не каждую ночь, но бывает. Выйдет из леса, прыгает, ревет. Прыгает оно ловко, прямо и не подумаешь, на такую тушу глядя! Вот выкопали яму, так не подходит, хитрая бестия. Как чует.
Выходить сейчас, когда уже стемнело, за ворота и проверять слова стражи у меня не было никакой охоты, впрочем, врать им вроде смысла не было. И они описали чудище так, как я уже слышала - чешуя, шерсть, рога... Я поспешила обратно, и как раз успела к ужину, на который мы, конечно, были приглашены. Несмотря на то, что в трактирах я по привычке брала пиво, я могла оценить и хорошее вино, и неплохую кухню, так что пришлось делить внимание между собственно ужином и появившемся магом.
- Господин Зельде, вы видели чудище?
- Да, было однажды.
- И что вы можете мне сказать?
- Ну что... большое, рогатое, с клювом, прыгает...
- А с магической точки зрения? Это, как мне показалось по его описанию, не естественное животное. Может быть, призваное?
- Может быть.
- Или в него кого-то превратили?
- Трансмутацию вы имеете в виду? Не могу сказать. Я уловил сильную магическую ауру, но не смог ее распознать.
- А почему вы сами не возглавили охоту на чудище?
Маг сокрушенно вздохнул.
- Я не настолько силен. И весь мой предшествующий опыт был исключительно мирным. В отличие от вас, госпожа. Или миледи? - он замолк, ожидая услышать фамилию, потому что представлена я была как просто госпожа Эмилия. Заметил мой перстень с дворянским гербом, глазастый.
- Это не относится к делу. И я хотела бы также обсудить с вами, чем вы можете помочь нам, но боюсь утомить присутствующих техническими моментами, - я чуть поклонилась в сторону нашего хозяина и его молоденькой дочери. Кстати, стул по правую руку от него, где должна была быть хозяйка дома, пустовал.
- Вы собираетесь выступать завтра?
- Да, с утра. Боевые маги не привыкли тянуть, демоны вас... - я почти вовремя прикусила язык. Молодой леди - как ее, Офелия? - ей не стоит знать, что могут сделать демоны по версии военных. - Да, у нас будет провожатый? Или карта?
Фон Лифмарк кивнул на еще одного гостя, статного мужчину, в начале ужина представленного как Иоганн Шварц, командир местных егерей, подчиняющихся непосредственно Городскому совету.
- Ну, я дам вам одного-двух из своих. Карта у нас тоже есть, но ее оставить вам не смогу, только посмотреть и зарисовать, если хотите.
- О да, я могла бы зарисовать! - подала голос Вероника.
Я с удивлением взглянула на барышню - да она у нас, оказывается, кладезь незаменимых талантов!
- Это будет хорошо. Займитесь этим сразу после ужина, прошу вас! - Надеюсь только, что она не облагородит копию карты цветочками и узорчиками...
Как только ужин закончился, Вероника с картой и принадлежностями для рисования поднялась в свою комнату, а мы с магом отошли в сторонку. Он рассказал, какими свитками с заклинаниями может поделиться. Было негусто, но все лучше, чем ничего.
Леди уже совсем проснулась, и теперь сидела и сияла своими желтыми круглыми глазищами, точно два отражения луны в одном озере.
- Хочешь поохотится? - я поерошила ей перья на шее.
- Угу!
- А можешь полетать над лесом, поискать там чудище?
- Ну если надо...
- Надо, хорошая.
Сова привычно перебралась ко мне на плечо, и я понесла ее на улицу. В дверях я столкнулась с господином Шавашом, которому, видимо, тоже захотелось устроить вечерний моцион.
- Я до стены, отпущу Леди погулять. Ну и посмотрит она заодно. Вы?
- Если госпожа не против.
Странный он. Совсем не похож на такого, кто хотя бы сносно владеет оружием, хотя меч на поясе висит. Да меч-то - колбасу таким резать. Гуляет с тросточкой - что, еще и ноги больные? Но вроде ж не хромает. В военном деле ничего не смыслит. А все равно собирается идти. Если только откажется завтра, мол, переночевал на халяву в хорошем доме, ну и хватит шуток. И, как я разглядела еще в первый день, не бреется. Впрочем, кто этих узкоглазых знает, может, молод еще даже для усов?... Мы пришли. Я объяснила сове, что именно я хочу знать, и подкинула серую тень в небо. Постояв рядом с пару минут, купеческий сын решил вернутся, а я понадеялась, что Леди скоро прилетит обратно. Прождав еще какое-то время, за которое успела не торопясь выкурить трубочку, я тоже пошла в обратном направлении, только оставила окно у себя в комнате открытым, чтобы Леди могла спокойно влететь.
Едва я приготовилась ко сну, как раздался тихий стук в дверь. Я удивилась, но открыла дверь. За ней оказалась Офелия. Вот так номер, зачем это она ко мне притащилась?! Она затравленно оглянулась и проскользнула ко мне в комнату. Ну ничего себе!
- Чем могу быть полезна, сударыня?
- Тише, ради богов тише! За мной могут следить...
О, еще лучше! На всякий случай я, конечно, выглянула в коридор - никого, конечно, и даже проверила, нет ли магического слежения, чтобы успокоить ее... А вот оно-то как раз и есть! Висит в комнате. Я вышла за дверь, и точка слежения за мной. Так это, девочка, не за тобой, а за мной следят!... Оставалось только вернутся и загородиться от слежения плащом. Взяв письменные принадлежности, я предложила Офелии изложить суть дела.
"Во всем виноват маг, Зельде. Он ко мне сватался, а я отказала!" - едва смогла я разобрать нервно скачущие буквы.
- А, ну да, я так и думала, что тот друид, который покинул город полгода назад! - вслух сказала я, подмигнув девушке.
Она посмотрела на меня недоуменно, но через некоторое время ответила "А может, и друид. Он сильно поссорился с батюшкой перед уходом, и даже угрожал ему".
- Барабан вам на голову и палочки в!... - с чувством выразила свое мнение по поводу всей этой ситуации.
Офелия написала следующую записку: "Мой брат жив, отец Филипп ездил в столицу и спрашивал бога, но он в опасности! Помогите ему!" - последнее предложение было уже смазано, на нем стояла жирная клякса от слезы, и понять я смогла, только когда Офелия сама озвучила его, рыдая уже навзрыд.
Только нервные барышни в слезах мне нужны были меньше, чем просто нервные барышни. Я растерялась, потом, подумав, достала фляжку, сделала пару глотков сама и предложила девушке.
- Глотните и успокойтесь!
Даже не поинтересовавшись, что это, она сделала большой глоток и... Эффект был, как если бы она разжевала самый горький перец. Рыдания тут же прекратились, потому что легкие заработали только на вдох, пытаясь охладить не привыкшее к подобному нежное горлышко, слезы моментально пересохли, как попавшие на раскаленную сковородку, она отцепилась от меня и замахала руками. Ты смотри, как ее пробрало.
- Что... это?
- Всего-навсего коньяк. Вам надо было успокоится. Мы попытаемся сделать все, что от нас зависит. Ну, все?
Она посмотрела на меня такими сияющими глазама, будто я уже привела ей ее братца, бросилась ко мне, поцеловала в щеку и выскочила за дверь.
- Твою кавалерию... - только и смогла сказать я, теперь уже сама нервно прикладываясь к фляжке...

**************
Я тщательно поправила прическу. Длинные светлые волосы сейчас были забраны в изящную сеточку, тонкая белая сорочка подчеркивала хрупкость фигуры, а темный плащ позволял быть почти невидимой в тенях коридора. Раньше у слуг я успела узнать, что наш добрый хозяин - вдовец...
На легкий стук в дверь кабинета хозяин отозвался почти сразу:
- Войдите.
Если он был удивлен, увидев меня на пороге, то не подал вида, лишь встал из-за стола. А я между тем, уже не пытаясь казаться незаметной, пустила в ход все свое очарование - скинула с головы капюшон, позволив волосам при свете одной свечки блеснуть благородным золотом, а полам плаща немного разойтись.
- Извините, если помешала... Все спят... Вы знаете, я так боюсь это чудище! Я чувствую, что не усну сегодня...
- Какое чудище? - вот теперь он точно был удивлен. - В моем доме?!
"Вот непонятливый!" - кольнуло раздражение, но было в корне подавлено.
- Ах, я думаю о завтрашнем дне... Я совсем не воин, а всего лишь слабая женщина, вынужденная ради денег... - к концу фразы мой голос ослабел так, что больше стал напоминать шепот, и я оперлась одной рукой о письменный стол, за которым до моего прихода господин Теодор-Готлиб работал с какими-то гроссбухами.
- Ну вы могли бы предоставить возможность убить чудище тому, кто более вас подходит для этого. - он подхватил меня за талию, прижал мою руку к своей груди. - Останьтесь в городе, подождите от них известий, я уверен, что они будут благоприятными.
Я улыбнулась, но печалью и болью была пронизана моя улыбка:
- Увы, я думаю, что если не приму личного участия в этой безумной затее, то они, мои невольные спутники, смогут с полным правом сказать, что я не заработала своей части вознаграждения... Нет, на самом деле я смогу принести для них пусть небольшую, но пользу, но... сейчас бы мне хотелось немного ободрения!
Он начал говорить что-то о том, что верит в хорошее, в торжество добра, но я, не прислушиваясь к его словам, сделала крохотный шажок вперед, прижалась к нему и запрокинула голову, надеясь, что уж этот намек он поймет. Он понял. Завязки моего плаща развязались будто сами собой, и он скользнул на пол. Не прерывая поцелуя, я потянула господина Теодора за собой, на плащ. Наш хозяин почти самостоятельно избавился от наиболее мешающих деталей туалета, и набросился на меня с темпераментом вдовца с семилетним стажем, у которого в доме нет ни одной служанки... но как-то уж слишком быстро обессилел, потерял сознание и остался лежать недвижим. Я удовлетворенно улыбнулась и пошла посмотреть, над чем же засиживался наш глава городского совета по ночам.
Итак, в моем распоряжении оказался стол с гроссбухами и нечто вроде железного шкафа за спиной. А на поясе у хозяина ключ, как раз от него... Восхитительно. Подвинув поближе свечку и сняв с нее нагар, я углубилась в изучение должников господина фон Лифмарка, коих было немало - почти весь городской совет, за исключением священника. О, маг Зельде - 150 золотых долга! Это ж почти вдвое больше, чем за чудище дают! И прочие граждане города... С этим понятно, уважаемый господин тут у нас ростовщиком подрабатывает. Так, а здесь у нас торговые операции... Как я понимаю, сделки проводились с расчетом на то, что подойдет караван (а то и не один), и все товары будут проданы или обменяны на товары из каравана... Как ни крути, получается, что господин Теодор - я взглянула в его сторону, чтобы убедится, что он еще не пришел в себя - самая пострадавшая сторона! И сын пропал, уехав бить чудище, и торговли никакой, и долги не отдают... И ходят тут по ночам всякие... Либо же он пытается решить какие-то другие вопросы, не связанные с торговлей? А тогда можно предположить что угодно - и что сын не пропал, а где-то сейчас пребывает, действительно живой и здоровый, и папочка это прекрасно знает, и что таинственный маг - Зельде? - действует по его указке, в счет уплаты долга, и вообще у меня сложилось впечатление, что в этом городе и мухи должны летать исключительно по повелению уважаемого фон Лифмарка, а не то, что чудища по лесам на караваны нападать... Очень хотелось потереть глаза, не привыкшие к таким полуночным чтениям, но было нельзя, и я только сжала виски холодными пальцами. Ладно, пока возможно, посмотрим, что еще есть изучить. В шкафу мой взгляд упал на пачку старых писем, как оказалось, переписку с госпожой Хильдегардой фон Лифмарк. "Дорогая моя Хильда", "Теодор-Готлиб, уважаемый мой супруг"... Как трогательно, но это вряд ли может помочь разрешению текущей проблемы.
Я аккуратно вернула все бумажки ровно на те места, откуда взяла, заперла шкаф, снова повесила ключ на пояс хозяина. Пожалуй, неплохо бы теперь поговорить с господином Теодором... Правда, он все так же был без сознания. Я не слишком-то церемонясь вытащила из-под него свой плащ, тяжело вздохнув, привычным жестом накинула его на плечи, натянула на лицо капюшон и проскользнула в свою комнату за пузырьком с зельем, восстанавливающим жизненные силы. Потом так же тихо и осторожно почти успела вернулась назад, когда позади меня без скипа открылась дверь и по коридору пробежала девушка. Меня она не заметила, но... Офелия? Была у госпожи Эмилии? До невозможности интересно! Но сначала - господин Теодор.
Я села возле него, положила его голову себе на колени, придала лицу соответствующее - обеспокоенное и сочувствующее - выражение лица, и осторожно, чтобы не пролилось ни капли, влила ему в рот зелье. Через несколько секунд он открыл глаза.
- Господин Теодор!
Господин, кажется, еще не готов был воспринимать реальность. Он оглядывался, будто никак не мог вспомнить, где это он, и даже на меня смотрел как-то с подозрением.
- Господин Теодор? - я начала нервничать - неужели я что-то неправильно сделала? Может, он пролежал без сознания слишком долго? Может, я перестаралась, вытягивая из него силы?
- Это я, Вероника... Вам лучше? Вы можете встать? Я провожу вас в спальню, вам надо отдохнуть!
- Что произошло?
Уууф. Как камень свалился с моей души.
- Ах, господин Теодор, как вы меня напугали! Вы неожиданно потеряли сознание. Я уже собиралась бежать искать врача! Сейчас с вами все в порядке?
- Да, благодарю, вас... ничего не нужно...
Несмотря на попытки приободрится, он по-прежнему выглядел рассеяным и даже испуганным. Все охотничьи псы, как же плохо!
Господин Теодор встал, причем практически самостоятельно. Я тут же подхватила его под руку - вдруг еще вздумает обратно упасть! - и со всей доступной мне преданностью заглянула ему в глаза:
- Вам надо успокоится и прилечь, вы отдохнете, и все будет хорошо. Пойдемте, я вас провожу.
Я очень ненавязчиво потянула его к двери.
- Нет, спасибо, я сам!... Не оскорблю ли я вас подарком?
Подарок? Мне? Какая прелесть, мне еще никто не дарил подароков в таких обстоятельствах! Но я прикинула последствия и после тяжелейшего, но мысленного вздоха, твердо сказала:
- Для меня будет лучшим подарком знать, что с вами все в порядке! - и вновь потянула его к двери.
На сей раз он не то, что не сопротивлялся, а едва ли не тащил меня за собой. Тем же порядком мы пришли к нему в спальню.
- Здесь есть вино? Да, вижу, спасибо. Пара глотков вам не повредит, - я сначала сама сделала пару глотков, потом протянула ему заново наполненный кубок.
Фон Лифмарк в два глотка справился с вином - кстати, очень даже хорошим и не заслуживающим, чтобы его пили, как воду - и отдал мне опустевший кубок. "Меня теперь тут что, за прислугу считают?" - на миг вспыхнуло раздражение, но поддаваться ему было некогда. Наоборот, я постаралась проявить о хозяине самую трогательную заботу, поправив подушку у него под головой и подоткнув одеяло.
- Скажите, а почему ваш сын поехал биться с чудищем? Он был воином?
Кажется, он даже не удивился вопросу, и даже не удивился, почему я вообще его задаю.
- Да, он выбрал эту стезю... Я должным образом содержал Альбрехта, у него всегда были лучшие и доспехи, и оружие, и учителя... и он был удостоен чести быть принятым в рыцарский орден... Турниры... он там побеждал... - мой собеседник засыпал на глазах. А я вот слышала, что люди, бывает, разговаривают во сне и могут при этом выболтать любые тайны - вот бы интересно попробовать... Неслышно отступив за изголовье кровати, я подождала еще минут пять, потом тихо позвала его по имени.
- А? Кто здесь?! - тут же подскочил только что спавший глава совета.
Все охотничьи псы и две гончих на хвосте! Я тут же пригнулась. Он на этом не успокоился, а наоборот встал и попытался заглянуть за изголовье. Пришлось перебраться под кровать. Но и тут он не подумал лечь обратно, а уселся за стол в обнимку с вином и вздрагивал от малейшего шороха, пока, после еще пары-тройки кубков и получаса времени, не уснул прямо за столом. Я решила, что я уже тут сильно загостилась, и выскользнула из спальни.
Я неслась по коридору, подобная злобной тени - мне так и не удалось понять, кто же стоит за этим чудищем. И даже не кто им управляет - ну наверняка ж Зельде, только доказать это проблемно, а кто заказчик? Самому магу этот зверь ну никак не нужен. А, псы меня раздери, то ли с главным пострадавшим, то ли с главным подозреваемым по душам поговорить не получается. И завтра выступаем ни свет, ни заря - кстати, я и выспаться не успею. А... О! Офелия. Может, она еще не спит? Может, Вероника ей покажется лицом, не менее достойным доверия, чем Эмилия? У той и лица-то не видно! Я тщательно поправила прическу - мало ли что могло с ней случится после всех этих валяний под кроватями, нацепила на лицо выражение приветливой доброты и участия, и постучала в комнату дочери нашего хозяина.
Стучать пришлось дважды. Офелия то ли уже спала, то ли собиралась, но все же, услышав, что это я, пустила меня в комнату - всю в рюшечках, оборочках, мелких безделушках, так что главным определением напрашивалось "Миленько". На миленькой тумбочке, покрытой миленькой кружевной салфеточкой, лежал какой-то рыцарский роман.
- Извините за поздний визит, но я только что освободилась. Мне показалось, что за ужином вы хотели что-то сказать насчет вашего брата?
Девушка немедленно захлюпала носом и поднесла к и без того красным глазам кружевной платочек.
- Это все злые маги! Они похитили брата и держат его в плену!
- Вы их знаете?
- Они прячутся!
- А. Ну да. - Кажется, это было еще более безнадежно, чем папочка.
- Помогите, спасите его! Он жив, я это чувствую, и отец Филипп так сказал!
- Да, мы постараемся.
- Спасибо! - она бросилась мне на шею и начала орошать слезами мой плащ.
Я едва не зарычала от раздражения, но положила руку ей на плечо. С некоторой натяжкой можно было посчитать, что успокаивающе. Девушка и на самом деле через некоторое время успокоилась достаточно, чтобы отпустить меня, чем я и воспользовалась, поспешив раскланяться и пожелать спокойной ночи. Мысли мои путались. Я надеялась завтра высказать все свои мнения и сомнения Эмилии, и вместе поискать разгадку лесного чудища, чтобы мы не пошли в лес, как бараны на бойню. Я была уверена, что ответ где-то здесь, в городе...

*****************
Встав несколько позже, чем собиралась - вот чем оборачиваются ночные гостьи! - я первым делом поговорила с вернувшейся Леди. Она видела ночью чудище, и именно в том районе, который командир егерей указал, как наиболее вероятный. К городу оно в этот раз не подходило, жаль. Я освежила в памяти заклинания, которые могли сегодня понадобится, и пошла в церковь. Это же естественно - перед опасным делом исповедаться. По крайней мере, я надеялась, что таинственный маг так это и воспримет. Однако, когда я увидела отца Филиппа, я заговорила с ним совсем не об исповеди.
- Отец Филипп? Извините, что обращаюсь к вам со столь странной просьбой...
- Да, какой, дочь моя? Ты хочешь, чтобы я принял твою исповедь перед опасным делом? Или освятить оружие?
- Освятить оружие - это тоже хорошо, но чуть попозже. - Я понизила голос до едва слышного: - Нет, у меня разговор несколько другого плана, и мне хотелось бы быть уверенной, что нас никто не подслушает. В том числе магическим образом.
Священник удивился, но подвел меня к алтарю.
- Извините меня, святой отец, но я должна быть уверена... - я произнесла заклинание обнаружения магии. Слежки не было. Заодно оценила общую атмосферу храма - она была правильная, святая. Хоть одна хорошая новость. На случай, если кто-то банально заглянет в храм, я встала на колени, будто на исповеди.
- Итак, дочь моя? Что вы хотели мне рассказать?
- У меня есть сильные подозрения, что за появлением лесного чудища стоит местный маг, Алоиз Зельде.
- Это серьезное обвинение. Вы можете его доказать?
- Прямых доказательств у меня нет. Но, во-первых, как я поняла, он вообще единственный маг в округе, во-вторых, со вчерашнего вечера за мной следят. Думаю, вы не хуже меня знаете, что для этого надо сначала лично увидеть объект слежки. С господином Зельде мы вчера встречались.
Священник молчал. Было видно, что ему тяжело допустить мысль, что такую пакость сотворил человек, которого он худо-бедно знал несколько лет. Возможно, в наличие тайных злых магов или в самопроизвольное появление чудищ хотелось верить больше. Наконец он спросил:
- Что вы собираетесь предпринять?
- Я... я собираюсь взглянуть на чудище. Если его магическая природа будет подтверждена мной, то на основании этого мы сможем задать господину Зельде несколько неприятных вопросов. Если же сегодня на меня нападут, то это будет лишним доказательством его вины - он знает, куда и зачем мы идем, и попытается убрать лишних свидетелей. Тогда вы опять-таки сможете с пристрастием допросить его сами, или отдать в руки инквизиции.
- Хорошо...
- Да, думаю, я еще зайду сегодня с моими товарищами. Вы же обещали благословить оружие?
- Да. Хорошо, я буду или в храме, или где-то рядом.
Вернувшись в дом господина фон Лифмарка, я как раз успела к завтраку. Правда, сам хозяин в этот раз не почтил нас своим присутствием, передав через слуг, что приносит свои извенения, но в связи с необъяснимой слабостью он не спустится. Странно, а вчера выглядел таким крепким, напористым, казалось, что его никакая слабость точно не возьмет. Офелия низко наклоняла голову, пряча красные глаза, подозрительно похлюпывала носом и как-то странно посматривала на Веронику. Пару раз я поймала очень выразительный и настойчивый взгляд господина Шаваша. Чего это он? Все сегодня какие-то странные, одна Вероника сидела безмятежная, как всегда. Маг, мой подозреваемый номер один, тоже уже присутствовал. Поскольку он сидел рядом со мной, мне не составило труда наклониться к нему и тихо, будто под большим секретом, сообщить об обнаруженной мной слежке. Все равно, если это он следил, он знал, что она обнаружена. Однако же он выразил надлежащее удивление и озабоченность, и даже пообещал пойти поискать по городу мифических злых магов. Впрочем, не забыл он и свитки с заклинаниями, которые обещал принести мне вчера. Я просмотрела их, надеясь, что он подсунул свитки с ошибками, и сейчас я заполучу все необходимые доказательства. Ничего подобного, все было выполнено идеально. Барабан ему на голову и палочки в... Приходилось готовится к походу дальше. Вероника что-то спросила у Офелии, а та выбежала из зала, плача уже не скрываясь. Да что с ними такое?! Почему нормальный дом за ночь превратился филиал сумасшедшего?
Слава богу, не все вели себя так странно. С командиром егерей мы вполне спокойно договорились, что его люди будут часа через полтора ждать нас внизу, и мы наконец выступим в наш эпический поход по искоренению чудовищ.
- Госпожа Вероника, господин Шаваш, вам полтора часа на сборы. И без опозданий!
Я пошла к себе в комнату, но почти тут же пришел купеческий сынок, а следом за ним - и госпожа бардесса.
- У меня все собрано, только взять да идти, но мы до сих пор не знаем, кто же является заказчиком и исполнителем этого преступления. Потому что я уверен, что...
Я сделала ему знак замолчать, оглянулась сама и едва слышно попросила осмотреть комнату этих двоих - не подслушивают ли нас? Вроде бы характерного дрожания воздуха, словно над незримой свечой, заметно не было. Они также ничего не обнаружили, а Шаваш еще прошел по комнате, заглядывая за картины, занавески, гобелены, под кровать и где там он еще ожидал обнаружить посторонние уши или глаза.
- Похоже, нет. А что?
Я вкратце рассказала о вчерашнем явлении Офелии и том, что за мной - именно за мной, не за девушкой! - действительно следили.
- Нда. Я же со своей стороны могу добавить, что ко мне вчера вечером, когда я оставил вас, госпожа Эмилия, на стене, а сам возвращался сюда, на улице подошел какой-то человек и предупредил, что все в этом городе делается с ведома, а то и по прямому указанию нашего милейшего хозяина, господина фон Лифмарка. Я склонен согласиться с этим утверждением. Почти весь городской совет, за исключением священника, у него в должниках. И маг тоже должен - 150 золотых.
Я невольно присвистнула.
- У него же ни семьи, ни детей, зачем и куда ему такие деньги?! - едва ли не над головой господина Шаваша появилось знакомое дрожание. - А, бей в барабаны, труби в трубы! Мы убьем это чудище! Выступаем немедленно! Мы, боевые маги, всегда действуем решительно! Всех магов убить, одну меня оставить!
Лица моих гостей отразили крайнее изумление, но они быстро сообразили осмотреться внимательно еще раз, и тоже увидели начавшуюся слежку.
- Да, госпожа Вероника, вы скопировали карту? Можно взглянуть?
Бардесса изящным движением протянула листок. На мою радость, цветочков на карте не оказалось, что уже не могло не вызвать некоего уважения, сама карта была почти неотличима от оригинала. Отлично.
- Отлично. Великолепно. Да, я тут хотела в храм сходить, оружие благословить. Я зайду за вами, как соберусь. Бей в барабаны!
И я запела. Нашу походную. Громко. Музыкально одаренная бардесса резко переменилась в лице и поспешила удалиться первой, купец, пытаясь сохранить чувство собственного достоинства и не бежать, кивнул на приглашение сходить в храм и быстро вышел следом за Вероникой. Таинственный маг продержался минуты две. У него что, совсем слуха нет?! Я пошла за молодым человеком.
- Пока не подслушивают, - ответила я на его читающийся на лице вопрос. - Предлагаю сначала вычислить если не заказчика, то исполнителя. Зельде?
- Возможно. Но у нас нет доказательств.
- Если я увижу зверя, они, скорее всего, появятся.
- Тогда сегодня только разведка?
- Да.
- Госпожа Вероника, вы идете с нами в храм?
Бардесса, успевшая сменить красивое платье на мужской костюм, присоединилась к нам.
Священника в храме не было, так что пришлось посылать за ним маленькую девчонку, крутящуюся поблизости, кажется, его внучку. Пока его ждали, я еще раз проверила, не следят ли за нами.
- Здравствуйте, дети мои, здравствуйте еще раз, госпожа Эмилия. Пришли освятить оружие? Кладите на алтарь.
Все выложили свои запасы - у Вероники обнаружился кинжал, я положила кинжал и арбалет, а господин купец пристроил свой куцый мечик, кинжал и тросточку. Благословив весь этот арсенал, отец Филипп повернулся ко мне:
- Так что вы решили? Можете говорить спокойно.
- Мы пойдем посмотрим на чудище, как я и говорила вам с утра.
- Да, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами... Госпожа Вероника, возможно, вам нет смысла идти с нами в лес, вы сможете принести гораздо больше пользы здесь. Вы как бард сможете поговорить с людьми, собрать информацию, возможно, найдете необходимые доказательства вины Алоиза Зельде. Госпожа Эмилия, вы как смотрите?
- Ну... наверное да, господин Шаваш, так будет лучше...
Время поджимало, и мы снова вернулись в дом. Как раз вовремя - внизу уже ждали два бравых молодца и один средних лет мужчина с собачкой. Командир егерей представил их, как наших проводников и команду сопровождения.
- Отлично, мы через пять минут, - бросила я на бегу.
Оставалось последнее.
- Госпожа Вероника, раз вы остаетесь тут, то я доверяю вам самое ценное, что у меня есть - Леди. Присмотрите за ней.
Разбуженная среди дня сова щурила глаза и недовольно ухала.
- А я могу дать вам Мартина. Если что-нибудь понадобится, пришлите его с запиской.
- Давайте я присмотрю за вашим Мартином, - любезно предложил Шаваш. Хотя что-то в его интонации мне показалось странным...
Бардессе, видимо, ничего не показалось, поэтому она отдала клетку с голубем молодому человеку. Пожелав друг другу успеха, мы разошлись.
До самого леса наш отряд из пяти человек и одной собачки шел спокойно, а потом снова появилось ощущение устремленного в спину взгляда. Я оглянулась на купца и традиционно заорала "Вперед! На чудище! Бей в барабаны, труби в трубы!" и запела официальный марш нашего легиона. Шаваш все понял правильно, хоть и морщился, но замечаний не делал, а вот главный следопыт, тот самый дядечка с собачкой, господин Борн, не выдержал даже быстрее, чем подслушивающий маг в прошлый раз.
- Госпожа магичка, вы бы так не шумели!
Я не могла не признать справедливость его требования, однако для поддержания образа возмутилась:
- Я не магичка! Я отставной маг второго государева легиона имени государя Андрия Великого Устроителя!
Господин Борн несколько смутился, но все же повторил:
- Нехорошо в лесу шуметь-то, госпожа отставной маг.
Ну, поскольку следить за нами не переставали, то я перестала терзать уши посторонних и свои голосовые связки.
Через некоторое время пес, бежавший где-то впереди, вернулся и встал в предостерегающую стойку. Борн тут же скомандовал остановится.
- Засада впереди, похоже... Что делать будем?
Все выжидающе посмотрели на боевого мага.
- Ну... пойдем потихоньку. Как можно тише, и будем готовы!
Еще через несколько десятков шагов, возле небольшой поляны и зарослей орешника, всех насторожил внезапно смолкший лес.
- Я могу влезть на дерево, посмотреть, что впереди, - вполголоса предложил Шаваш.
- Давайте. Остальные - рассредоточится.
Купец ловко забрался вверх по стволу, прямо не купец, а обезьяна.
- Ничего не видно, - сообщил он оттуда и спустился оттуда. Еще с пару минут мы не двигались с места, решая, что делать, и не пойти ли в обход, и тут за деревьями замелькали люди.
- Разбойники! - крикнул господин Борн и дал стрекача в лес.
Забравшись на дерево почти так же быстро, как Шаваш, который куда-то пропал, я пыталась понять, кто в этой шайке-лейке главарь. Ага, наверное, тот, что прячется за кустами. Как только он высовывался хоть чуточку, я обстреливала его магическими стрелами. Убить не убила, но высовываться он перестал быстро... Я оглядела поле боя. Откуда-то выбежал господин Борн и атаковал одного из разбойников, два молодца - Алан и Дилан - методично рубились с еще двумя, нашелся Шаваш... и возле него два бандита, которые готовы были атаковать его с двух сторон. Вдруг Шаваш покачнулся... нет, это упала пустая одежда, а из-под нее метнулась в лес лиса! Один из разбойников махнул мечом с рассчетом на человека, и не попал, а второй успел пустить вслед стрелу. Кажется, она зацепила рыжую... Шаваш - оборотень?!
Бой, проходивший тихо, как нереальный, закончился. Кто-то из разбойников остался на этой поляне навсегда, кто-то ушел. Среди наших были раненые. Я помогла забинтовать мелкие царапины, и дала лекарство тем, у кого были раны посерьезнее. Через несколько минут песик зашелся в лае - в лесу показалась лиса. Она прихрамывала на одну лапу, и бок был в крови. Она несколько вяло огрызнулась на собаку, но постаралась держаться от него подальше, за чьими-нибудь ногами. Не умею я распознавать лис по лицу, то есть по морде, но это явно была не простая лиса. Но на всякий случай надо было проверить. Я показала предполагаемому господину Шавашу пузырек с лечебным зельем
- Господин Шаваш? Подлечится хотите?
Лиса кивнула, подошла ко мне и открыла пасть. Я влила лекарство. Разумеется, раны затянулись, и только мокрая побуревшая шерсть говорила о бывшем ранении.
- Тихо, тихо, Бобик, - потрепал господин Борн свою собачку по загривку. - Нельзя. Э, да ваша лиса - девочка!
Я опешила, не зная что сказать. День чудесных открытий просто. Лиса посмотрела на господина Борна не менее зло, чем на его собачку. Поняв, что превращаться обратно в человека господин или госпожа Шаваш не хотят, я собрала его вещи, мешок взяла себе, а одежду и оружие распределила среди наших егерей. Лиса уверенно побежала вперед и замахала хвостом, чтобы шли за ней. Направление несколько отличалось от того, которым мы шли раньше.
- К чудовищу?
Лиса вернулась, помахала хвостом как сигнальным флагом, и вновь отбежала вперед. Да еще и тяфкнула. Это явно был знак. Мы последовали за мелькающим впереди рыжим указателем.
Долго идти не пришлось. Минут через десять хвост застыл, напряженно указывая вперед, на малинник. Сильно примятый малинник. Огромная туша метров в пять-шесть в длину вольготно расположилась на пятачке, который посчитала пустым, а эти былинки даже не были ею замечены. Потому что шерсть, и чешуя, а вон они и рога... И светилось аурой трансмутации. Я же говорила, я же подозревала! Я повернулась к сопровождающим нас егерям:
- Я узнала все, что хотела. Мы можем уходить.
И тут чудище встало на лапы, шумно потянуло носом и поперло прямо на нас.
- Бежим! - скомандовал Борн и припустил первым.
Алан и Дилан помчались следом, лиса как бы не впереди всех, а я еще успела окружить морду чудища сферой темноты, выпустить в него весь свой запас магических стрел, от которых он даже не почесался, и звуковые сферы, немного его притормозившие. Он заревел, видимо, перестав слышать нас и ориентироваться, куда бежать, но все равно в скором времени очухался и снова помчался за нами. Кусты и тонкие деревья вообще не представляли для него преграды, натыкаясь на толстые стволы, он на несколько секунд останавливался и как-то обходил их. У него что, в черепе одни кости и ни капли мозга, чтобы случилось сотрясение?! Мы так и будем мчаться до города? Нет, не будем - мы переломаем себе ноги раньше. Вот Алан споткнулся, Борн остался рядом с ним, Дилан, специально затрещав кустами, рванул в сторону, отводя от них чудище, я успела пробежать еще с пару минут, и тут на меня пала тьма...

************
Когда рядом со мной образовалась такая же черная сфера, как и сзади, я чуть не рванул куда-то в сторону не глядя, но вовремя опомнился. К тому же заметил висящую в воздухе фигуру - Зельде, конечно. Псы охотничьи, надо все же было брать его прямо в городе. И выбивать признание. Добровольное... А то лежишь тут под кустом ракитовым и ждешь, пока в тебя из двух волшебных палочек неизвестно чем пальнут... Маг, кстати, меня то ли не заметил вообще, то ли не принял во внимание, и улетел куда-то назад. Ррррр... Там два наших егеря, а где-то у них мои вещи. Я вспомнил об одном пузырьке с интересным содержимым и со всех лап понесся к ним. У них моего мешка не было, только оружие. А у меня не было арбалета. Ведь не будет же маг так глуп, чтобы подойти ко мне вплотную?! Я снова помчался, но обратно ко второй черной сфере, неподвижно маячившей за деревьями. Да, маг! Притормозив и обернувшись, я показал хвостом в небо.
- Что? - переспросил Борн, а его собака вновь начала на меня лаять. Я скоро придушу ее!
Я мотнул головой и еще раз показал хвостом вверх.
- Не понимаю!
Тяфкнув с досады и взметя тучу листьев, я бросился к нашему магу. Вдалеке носилась туда-сюда вторая сфера. И как раз в этот момент раздался крик человека. Оттуда. Дилан слишком увлекся уведением чудища от нас, но не смог оторваться от него сам... Крики и выстрелы раздались и с другой стороны, там, где оставались Алан и Борн. Маг таки нашел их...
Черная сфера хаотично поболталась между деревьями, после чего стала подниматься вверх строго вдоль одного из них. Через несколько секунд из нее вылетел совершенно ошалевший голубь, сделал круг над нами и повернул в сторону города. Я вошел в самый краешек сферы, только чтобы меня не было видно, и превратился обратно в человека.
- Госпожа Эмилия?
Молчание.
- Это я, Шаваш.
- А где маг?
- Летает... Но могу обрадовать, вы у него на десерт. Сейчас он разбирается с егерями. У вас есть какие-нибудь заклинание или свиток, достаточно боевое, чтобы его остановить?
- Нет! - в ее голосе было раздражение. - Этот... дал мне три свитка, и все в данный момент бесполезные! И я даже переучиться не могу! Торчу в это черной... Видно... издалека видно! Вот если бы сесть на зверя - в его черной сфере мою бы было не найти...
- Что за свитки?
- Левитация, магический конь и... О, вы могли бы прочитать свиток? Тогда мы вернулись бы в город на магической лошади!
- Если вы сядете на лошать, то будь она хоть трижды магическая, из-за вашей сферы она ничего не увидит. Но если дадите мне достаточно длинную веревку, то я смогу тащить вас за собой. Вы же сейчас парите?
Секундная пауза, шуршание.
- Я кинула веревку. Сможете найти?
Я превратился в лису, нашел свисающий с дерева конец веревки - да еще бы не найти, табачищем провонял! - и потянул боевого мага, как воздушный шарик на нитке. Она хотела к городу? Никакого города, пока не разберемся с магами и чудовищами! К тому же - а смысл бежать к городу, нас очень издалека видно, и магу нас догнать - пара пустяков... Пару раз я пробегал почти перед носом чудовища, который, оставшись без жертвы-поводыря, растерянно топтался на месте, потом подбежал к очередному дереву - ох и ругалась боевой маг, когда ее ветками хлестало! - убедилась, что "воздушный шарик" зацепился за что-то и больше не воспарит, бросил веревку, превратился в человека и пошумел возле этого дерева. Чудовище немедленно двинулось в нужную сторону. Я превратился в лису и отбежал подальше - слава богу, лисы зверя не интересовали.
Госпожа Эмилия, видимо, по сопению снизу догадалась, что первая черная сфера вместе с носителем стоит под ней, и я увидел, как ее темнота поползла вниз, перемешиваясь со звериной. Видимо, в момент касания зверь взбрыкнул, но она усидела на нем. И тут они понеслись. Это чудище категорически не умело выбирать дороги, поэтому мне только оставалось сочувствовать магичке. Наконец зверь выдохся, устал, остановился... и страшно завонял. Я отбежал подальше, с недоумением наблюдая за тем, что там происходит, но все было по-прежнему - зад зверя и черная сфера.
Неожиданно появились Алан и Борн. Раненые, но живые. Я удивился.
- А мы таки убили мага-то. Там он, где мы были, - сообщили они то ли лисе, то ли заднице зверя.
Я побежал посмотреть. След был четкий, не собьешься. Маг Зельде был мертвый. Не ошибешься. Они истыкали его из арбалетов. Страшное оружие.
Я превратился опять в человека. Моя одежда лежала тут же, так что снова перед глазами егерей появился уже господин Шаваш, а не лиса. Впрочем, Борн не обратил на меня внимания - он сидел под все еще воняющем (даже мой человеческий нос это чувствовал!) зверем и методично вспарывал ему брюхо. Я пытался что-то вспомнить, что я хотел сказать об этом звере, но так и не смог...
- Госпожа Эмилия?
- Господин Шаваш? Или все же госпожа?
Я скрипнул зубами.
- Я бы предпочел все же обращение господин.
- Как скажете.
Неловкая пауза затянулась.
- Я хотел спросить, как вам удалось его остановить?
- Остановился он сам, а там уже дело техники - гультач, по стреле в глазницы... Он же даже от этого не умер?
- Нет. Что это за существо может быть?
- Трансмутация, как я и предполагала. Да, я выпустила голубя бардессы и связалась со своей совой - возможно, из города к нам придут.
- Главное, чтобы это не оказался сообщник мага. Мы так и не поняли, кто заказчик.
- Демоны меня раздери на сотню маленьких демонят! А я сижу тут и ничего не могу поделать! Посмотрите, со зверя сфера пропала?
- Пока нет... Сам зверь пропал.

***
Окончание в комментариях

Комментарии
2007-12-17 в 11:49 

Мисс Жуть
Кроме Декларации о биоэтике и правах человека я ничего не нарушаю!
Окончание:

***
Несмотря на то, что меня не взяли в лес, я не стала вновь переодеваться из мужского костюма в платье. Но и мужской костюм сидел на мне изящно и элегантно, без вульгарности подчеркивая достоинства моей фигуры, тренированной танцами.
Первым делом я хотела поговорить с нашим любезным хозяином. Кажется, мои коллеги, госпожа Эмилия и господин Шаваш, намекали, что он может быть даже тем, по чьему приказу и появился это чудище лесное. Ну что ж, я постараюсь быть наготове.
Господин фон Лифмарк, с утра сославшийся на слабость, тем не менее нашел в себе силы и принял меня в своем кабинете. Я заметила, как несколько странно заблестели у него глаза, когда ему доложили о моем приходе, он тут же отослал слугу и поднялся мне навстречу.
- Извините, что беспокою вас, господин фон Лифмарк, но меня вынуждают к тому наши дела, - я протянула ему руку для приветствия, а он вместо этого взял меня за руку, подошел ближе и обнял за талию! Я была в недоумении - я не давала ему ни малейшего повода так с собой обращаться! Тем не менее, не подавая вида, просто сделала шаг назад и учтиво, но решительно убрала его руку со своей талии.
- Я зашла поблагодарить за любезно предоставленную вами карту, вот, я ее возвращаю, - я положила ее на краешек стола. - Благодарю, мои друзья также выражали вам свою признательность.
Кажется, господин фон Лифмарк был удивлен, но тут же отступил.
- Ээээ... могу ли я быть вам еще чем-нибудь полезен, уважаемая госпожа Вероника?
- Скажите, пожалуйста, ваш сын был военным?
- Да, я очень горжусь его успехами - Он особо подчеркнул "горжусь" - в настоящем времени. - Он побеждал на турнирах, он убивал чудовищ. Впрочем, я надеюсь на его возвращение - священник же сказал, что он еще жив.
- И у вас очаровательная дочь. Ей не скучно здесь, в городе?
- В следующую зиму Офелия будет представлена ко двору, она действительно этого заслуживает. Скучно? Ну да, наверное, здесь нет девушек ее возраста и круга, и у нее нет подруг...
- Я могла бы поговорить с ней сейчас?
Мне показалось, что он несколько колеблется.
- Извините, глубокоуважаемая Вероника, но не будет ли мне, как хозяину, черечур нескромным поинтересоваться, как вам спалось? Под кровом моего дома, если можно так выразится.
Я не совсем поняла, к чему это он, но со всей вежливостью ответила:
- О нет, я не вижу в этом ничего предосудительного. Достаточно большую часть ночи я проработала над картой, но после этого легла спать и совершенно чудесно выспалась, благодарю вас за заботу.
Кажется, он был озадачен еще больше, чем когда я не дала ему себя обнять.
- И вы могли бы в этом поклястся?
- Я не совсем понимаю причину ваших расспросов, но могла бы, разумеется!
- И... извините, ради Парде, если мои вопросы выглядят слишком интимными, но в таком случае тут творится что-то странное... - господин фон Лифмарк развел руками. - Простите меня еще раз!
- Да, разумеется, господин фон Лифмарк! А я могла бы просить вас о любезности? Моя душа живет Прекрасным, и я хотела бы поделиться им с жителями вашего милого города. Я могла бы сегодня днем станцевать на главной площади? Я выпускница школы Искусств мадам Алисы, и танец - это мое призвание!
- Станцевать? Я не вижу причин, почему бы нет. Да, и вы хотели поговорить с Офелией. Позвольте я вас провожу.
Он более чем учтиво и церемонно открыл передо мной дверь.
Офелия была в своей комнате, очень милой и уютной. У бедной девочки были заплаканые красные глаза, но увидев меня, она совершенно искренне обрадовалась.
- Госпожа Вероника! Проходите, пожалуйста! - она отложила читаемую книжку. - У вас появились какие-нибудь сведения о моем брате? Вчера ночью вы обещали, что поможете его найти...
Она говорила так уверенно и выглядела при этом так трогательно-беззащитно, что я не смогла ей сказать, что вчера ночью она разговаривала не со мной. Но, кто бы или что бы это ни было, оно не причинило девушке вреда, так что я не стала пугать ее.
- К сожалению, пока нет. Я бы хотела расспросить вас о вашем брате.
Офелия с удовольствием рассказала. Видно было, что она не меньше отца гордится и любит его. Какая прекрасная семья!
Мы заболтались, как две подружки. Как и говорил господин фон Лифмарк, девушек ее возраста и образования в городе больше не было, и Офелия большую часть времени посвящала чтению. Милое дитя произвело на меня впечатление очень мечтательной, скромной, застенчивой и романтичной особы. Я прониклась к ней искренней симпатией, и немного рассказала о себе и о своих любимых танцах. Ах, как радостно отозвалось ее маленькое сердечко на мое искреннее предложение дать ей несколько уроков! Основы у нее уже были, и она быстро освоила еще несколько па. Мы были очень довольны друг другом, я бы хотела задержаться у нее и пообщаться подольше, но моя миссия была еще не завершена. С грустью я простилась с ней и отправилась в городскую Ратушу, где жил маг Зельде.
Нашего главного подозреваемого не было дома. Как мне сказали, он отбыл из города почти одновременно с моими друзьями. Мне показалось это подозрительным, но по-прежнему не было никаких доказательств. Я решила послушать сплетни в городском трактире, и тут прилетел мой Мартин. Никакой записки у него не было, что выглядело странно и пугающе. Я поспешила в дом главы городского совета.
- Господин фон Лифмарк, боюсь, у меня очень тревожные известия! Мой почтовый голубь, которого я давала моим друзьям, вернулся, но у него нет никакой записки!
- Думаете, это что-то значит? - он был настроен несколько скептически.
Я только хотела начать убеждать его, как ко мне на плечо приземлилась Леди. Сова, летающая среди дня - это точно не может быть к добру! Я попыталась поговорить с совой так, как это делала госпожа Эмилия. Сова угукала, и получалось, что кто-то на них напал! И им нужна помощь!
Все это я и изложила сначала господину фон Лифмарку, а потом и егерям. Я была очень убедительна, еще бы, я должна была помочь моим друзьям! Примерно представляя, куда отправились охотники на чудовище, мы со всей возможной скоростью поспешили им на выручку, но все же опоздали. К счастью, они справились самостоятельно, и главное, что пришлось сделать мне - это сыграть целительную мелодию егерям и госпоже Эмилии, после чего никто не мешал мне спокойно поговорить с ней, расспрашивая об их приключениях и рассказывая свои.
- Госпожа Эмилия, а где господин Шаваш? Его нигде не видно, с ним все в порядке?
Боевой маг оглянулась.
- Буквально за пару секунд до вашего появления он был тут... С ним все в порядке. А еще мы, можно сказать, нашли сына нашего хозяина, - госпожа Эмилия кивнула куда- то в сторону.
Посмотрев туда, я увидела господина фон Лифмарка. Горе и гнев исказили его черты, когда он склонился над распростерным на золотой листве телом.
- Как... как это произошло?
Госпожа Эмилия мужественно выступила вперед и четко, по-военному, доложила:
- Он был превращен Алоизом Зельде в чудовище. Соответственно, выполняя то, ради чего вы нас наняли, мы убили его, а после смерти мага и его самого заклинание с него слетело. Я... я приношу свои соболезнования.
На миг могло показаться, что фон Лифмарк ударит или вызовет на поединок госпожу Эмилию, но чудовищным усилием воли он взял себя в руки.
- Можете зайти за вашим вознаграждением к отцу Филиппу. Но я просил бы, чтобы до вечера вы покинули мой город.
Госпожа Эмилия со сдержанным благородством склонила голову в знак согласия.
- И я хотела бы разделить вознаграждения с сопровождавшими нас егерями, включая погибшего Дилана. У него же осталась семья?
- Я скажу отцу Филиппу. А сейчас извините меня, - он позвал двух крепких мужиков, слуг, взятых из дома, и приказал им приготовить тело к переносу в город.
Эмилия вернулась ко мне.
- А как вы поняли, что у нас что-то случилось? Мартин прилетел? Или Леди забеспокоилась?
- И Мартин вернулся, и Леди все весьма доходчиво объясняла угуканьем! А знаете, я поняла, что ночью в доме господина Лифмарка происходило что-то странное... - я рассказала о загадочном поведении нашего бедного хозяина, и о том, что Офелия была уверена, что я была у нее ночью.
Откуда-то из-за ближайшего дерева послышалось сдавленное хихиканье. Госпожа Эмилия открыла было рот, чтобы что-то сказать, закрыла, я поняла, что она что-то поняла, но вслух она сказала только:
- Действительно, очень странно...
Настаивать и требовать объяснений я не решилась.
Мы получили вознаграждение, и госпожа Эмилия вызывалась лично отвести долю Дилана его семье, вместе с печальной новостью. Я подумала, что нечасто встречаются столь благородные люди, и мы с госпожой Эмилией обменялись координатами для связи. Господин Шаваш опять исчез сразу, как только получил деньги...

2007-12-17 в 11:56 

Мисс Жуть
Кроме Декларации о биоэтике и правах человека я ничего не нарушаю!
Ну и выражаю спешиал танксы Мастеру Дерку, который позволил свершиться всем происшедшим безобразиям, и однопартицам! :wine:

2007-12-17 в 14:10 

за Взаимность, во всех её проявлениях.
уже в который раз - браво!!!.. :)

2007-12-17 в 15:15 

Мисс Жуть
Кроме Декларации о биоэтике и правах человека я ничего не нарушаю!
Сандакан Спасибо!
Ждем продолжения от Бардессы! :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Вереница образов

главная