15:25 

Blake's 7

Бранд
Coeur-de-Lion & Mastermind
По игре, проведенной 8.03.2014

В ролях:
Севелан - Мисс Жуть
Эйвон - кот-в-небесах
Блэйк - дон Диего
Таррант - Дженни Харкнесс
Вила - Нелиссия
Дженна - Cryptkeeper
Браксиэтель - Мегана
"Трэвис" - Бранд

Заглянув в планшет, я удовлетворенно улыбнулся. Все шло по плану. «Нет никого, более свободного, чем официально мертвый», – сказала однажды Севелан. Кстати, кому она это сказала? И по какому поводу?..
Разумеется, она это сказала мне, но как нечто, сказанное другому. Однажды ему обещанное, доставшееся в итоге мне. Правда, своеобразно. Потому что я не был мертв официально, а он был мертв вовсе не формально. Но я был его вторым и своим собственным первым шансом после его смерти. Неофициально я занял его место без бремени довольно утомительного прошлого, но с полной ДНК и частью памяти. Кому-то показалось бы, наверное, диким быть всего лишь клоном другого человека, созданным с определенной целью, но меня это вполне устраивало. С одной стороны, я был заранее лишен части жизни, вместе с ее самым беспомощным периодом и периодом сплошных огорчений, с другой, мне хватало смутных чужих воспоминаний и собственных наблюдений, чтобы сознавать, что я немногое потерял. И я был улучшен – более стабилен, лишен безумия своего оригинала, не говоря о том, что не обладал его приобретенными увечьями. Мне нравилось ощущать себя чем-то вроде произведения искусства. Но кое-что в чужой жизни казалось весьма удобным и более чем привычным. Механической руки у меня не было, так что перстень с кристаллом, концентрирующим заряды (теперь ему приходилось их и генерировать – прогресс не стоит на месте), не имел прежней мощности, но я постарался сделать его максимально функциональным, и обычно носил поверх тонкой, сверхпрочной огнеупорной перчатки. С этим предметом я умудрился сродниться по воспоминаниям моего оригинала. К тому же, он напоминал мне, кто я, и что я во всем превосхожу собственный оригинал.
Что ж, был у нас еще один официально мертвый – Родж Блэйк. И у него тоже был клон. Не подозревающий о том, что был клоном. В него вкачали столько файлов его предшественника, что он мог бы в них захлебнуться. Недостающее внушили, и затем выпустили в «естественную», контролируемую среду. На планете под названием Гауда Прайм. Клон, правда, настолько погряз в этой среде в паранойе, что для достоверности мы минимизировали средства наблюдения за ним, ограничившись лишь несколькими залами базы охотников за головами, которую он возглавил, и запуская иногда для контроля своих агентов.
Спрашивается, зачем? Если официальная смерть освобождает, то официальная – по крайней мере, известная тем, для кого имеет значение – жизнь, несет совсем другие последствия, которыми можно управлять. Севелан проделала это однажды, и почти получила желаемое, утратив его лишь из-за нелепой случайности. В сущности, стоило только намекнуть одному человеку – Эйвону, что Блэйк жив, – разумеется, намекнуть тонко и видимо достоверно, – как тот терял голову и кидался на поиски, успешно самостоятельно расшибаясь в лепешку – никто в этом не мог так преуспеть как он сам. Вот и на этот раз – «Скорпио» уже был благополучно разбит. Эйвон изумительно навострился губить корабли, прослышав о Блэйке, а наш агент сумел сообщить, что группа его движется к базе.
На деле – могло быть еще одно последствие. О настоящей судьбе Блэйка не было известно ничего определенного. Я предположил, что едва узнав о слухах и о том, что его старые друзья летят в ловушку, он и сам клюнет на эту приманку – если он жив. До нас дошла информация о появлении в нескольких местах корабля класса «Освободитель». Данные казались абсурдными, их можно было принять как выдачу желаемого за действительное. Тем более, совершенно неясно, как туда мог бы попасть Блэйк, с которым связывали эти сообщения. Но ведь и трупа Блэйка никто не видел. И на всякий случай мы даже раскопали на старых складах изъятые некогда в ходе столкновений телепортационные браслеты. Один из них был теперь почти всегда при мне, второй у Севелан, еще несколько хранились про запас, там, откуда их можно было бы быстро достать.
Да... ведь и Севелан была официально мертва, и то, что мы проворачивали, было почти действием государства в государстве, под руководством комиссара Слиир. Мы пользовались неслыханной свободой в своих действиях. И намеревались воспользоваться еще большей, с «Освободителем», однажды определенно разрушенным, или без него. Дело двигалось к развязке…

Войдя в зал, я первым делом посмотрел на красиво распростершееся посередине, тело псевдо-Блэйка, буквально растерзанное выстрелами в упор. Что ни говори, было в этом своеобразное абсурдное удовлетворение, несмотря на то, что он не был настоящим, а у меня, собственно говоря, не было с ним никаких личных счетов. Все трупы пока оставили на их местах – и Дэвы, и «консьержки» – по иронии судьбы, никто их них не был убит нами – только мятежниками, борящимися за всеобщее благоденствие. Живых растащили в стороны. Девушек я велел унести, запереть, и как следует охранять. Мужчин, еще не очнувшихся, рассадили в доставленные в достаточном количестве переносные кресла, и оставили здесь, для переговоров.
Воздухоочистительные системы еще гудели, убирая остатки легких галлюциногенов, притуплявших критичность восприятия. Благодаря им и «живые полагали себя мертвыми» – пока что, восприняв произошедшее предельно серьезно. На деле же боевые заряды были только у них самих, и это, надо сказать, подстегнуло расторопность солдат – они должны были поразить врага первыми, так как сами рисковали куда большим – собственной шкурой.
Едва очистители воздуха стихли, в помещение вошла Севелан. Солдаты встали навытяжку. Севелан немедленно уселась в одно из кресел, установленное напротив наших гостей. По моему знаку, задержанным тут же ввели тонизирующее средство, ускоряющее выход из обморока. От всех потенциально опасных предметов их уже избавили.
Они задышали глубже, зашевелились, Вила жалобно охнул, и открыли глаза.
– Добро пожаловать на Гауду Прайм, – провозгласил я торжественно. – Как вам наша база охотников за головами? Успешна, не правда ли? А как наше оглушающее оружие? Уверен, вы оценили его по достоинству.
Они в молчании уставились на меня, уделив мне больше внимания, чем даже Севелан. Вила судорожно моргнул.
– Трэвис!..
– Не совсем. Дело техники. Кстати, Эйвон, вы были совершенно правы, – я кивнул на тело псевдо-Блэйка. Эйвон перевел на него ничего не выражающий, мертвый взгляд. – Это была ловушка, и он заманил вас сюда. Правда, должен сказать в его оправдание, он об этом даже не подозревал. Был совершенно искренним, до последней минуты. Наш агент подтверждает это.
Вновь переведенный на меня взгляд Эйвона стал убийственным. Я улыбнулся:
– Так что, будь все на самом деле так, как он полагал, вы сделали бы в точности то же самое. – И его взгляд опять стал отрешенным. – Впрочем, не впадайте в отчаяние! Вы убили не Блэйка.
Тут он резко моргнул.
– Не Блэйка?! – спросил опомнившийся молодой парень, с которым мы прежде не пересекались на деле (вернее, не пересекался мой предшественник) – Таррант. – Тогда кто же это?
– Его клон. Специально подготовленный.
– Аа!.. – воскликнул Вила, чуть не подскочив в кресле. – Так тут все не настоящее?! Вы все клоны!..
– Ну, не все, – возразил я. – Впрочем, я – да. Так что можете не беспокоиться, я не настолько неуравновешен, как мой предшественник. Гораздо стабильней, и во всех смыслах улучшенная версия.
– А где Дейна и Сулин? – поверетев головой, спросил нахмурившийся Таррант. Севелан, кажется, тоже нахмурилась.
– Чтобы вы не наделали глупостей и были сговорчивее, мы взяли их в заложники. Впрочем, скорее всего, смерть им не грозит и при худшем раскладе. Из них получатся прекрасные мутоиды, как вы думаете?
– А нас вы убьете в любом случае? – упавшим голосом поинтересовался Вила.
– Не обязательно! – обнадежил я и посмотрел на Севелан. – Не желаете ли ввести в курс дела наших гостей, мадам президент?
– Комиссар Слиир, – напомнила Севелан. – Нет, прошу вас, продолжайте.
Я удовлетворенно кивнул и обратился к нашим дорогим мятежникам.
– Итак, как вы видите, ваша революция зашла в тупик и даже укусида себя за хвост. С тем же успехом, все вы могли бы быть уже мертвы. Но у нас есть к вам предложение.
– От которого невозможно отказаться? – поинтересовался Эйвон.
– Возможно. – Я пожал плечами. - Но зачем? С тем же успехом, мы могли бы не только убить вас, но и переписать вашу память и личности, и затем уж использовать.
– За чем же дело стало?
– За тем, что у нас нет подобной цели. Нам нужно лишь, чтобы вы нас спокойно выслушали, не думая, что мы предлагаем вам что-то только потому, что не можем от вас избавиться. Как видите, можем. Но не видим в том необходимости. Нам нужны вы сами, живые, здоровые и дееспособные. Федерация, как вы заметили, не в лучшем состоянии. Развал, анархия, и как обычно бывает, виток деспотии еще худшей, чем прежде. Мы знаем, что вы в курсе того, что творится во вновь усмиренных и присоединяемых мирах. И как оно вам? Нравится? Так вот, мы предлагаем объединить силы. Вернее, с нашей стороны – силы и законный президент Севелан, с вашей, идеология, и то доверие, которое к вам питают простые люди. Не безосновательно. Потому что у вас появится настоящий шанс воздействовать на политику Федерации. Мы предлагаем вам войти в правительство. Официально.
– В империи, где ты будешь императором? – внезапно уточнил Эйвон.
Признаться, я слегка оторопел от подобного предположения. Мне такое еще не приходило в голову.
– Нет. Никаких империй. Только демократия с президентом во главе и правительством, которое действительно позаботится о людях.
– Ну да, как же…
– То, что вы знаете – это обычный путь. Мы решили отличаться от других. В частности, вами.
В зале раздалось что-то вроде хлопка, с которым пространство заполняется чем-то новым, вытесняя воздух в точке своего появления.
– Всем стоять, ни с места!
В зале появились трое чужаков. Всего лишь трое, но одним из них был пресловутый Блэйк, другим – Дженна Станнис, третий был высоким незнакомцем с не то чтобы слишком светлыми глазами, но было в них что-то не совсем человеческое, хотя внешне от нормального человека он совершенно ничем не отличался.
Вооружены были только Блэйк и Дженна. Незнакомец, похоже, с интересом наблюдал и за ними, и за нами.
Что ж, похожа, ловушка исправно сработала еще раз, и очень быстро, но почему не было никакого оповещения снаружи? Все околопланетное пространство находилось под тщательным наблюдением, нас должны были предупредить. Так что я невольно обернулся к Севелан.
– Это точно не еще один запасной?
– Нет. – Севелан недовольно поджала губы. В зале наметилось нездоровое оживление, но, в конце концов, нас по периметру окружали наши вооруженные войска, так что новоприбывшая парочка вела себя несколько самонадеянно. Даже с возможностью взять на мушку посреди всего этого президента. По моему знаку солдаты прицелились не в новеньких, а в Эйвона, Тарранта и Вилу, так что пока у нас был пат.
– Что тут происходит?! – бушевала Дженна.
– Ну что же, Блэйк и Станнис, и вам добро пожаловать. Вы оперативно тут появились, но вас мы тоже ждали, чтобы сделать то же предложение, что и вашим друзьям.
– Это что, Трэвис? – недоверчиво спросила Дженна, обращаясь к Блэйку, будто желая подтверждения, что не только она видит то, что видит.
Тот невозмутимо пожал плечами, будто бы рассеянно, но на деле весьма внимательно оглядывая комнату. Естественно, труп его двойника посередине от него не укрылся.
– Не волнуйтесь, это клон, – сказал я, предваряя вопрос. – И убили его, кстати сказать, не мы. Тут вышло некоторое недоразумение…
Дженна по какой-то причине перестала целиться в Севелан и решительно перевела бластер на меня.
– Спокойно, – сказал я. – Я не Трэвис. Я тоже только клон, и у меня измененная личность.
– Ну да, конечно, – она упорно смотрела на мою руку в перчатке, с энергетическим кольцом, как и прежде, на указательном пальце.
– Рука в порядке, это так, по старой памяти…
– Откуда у клона память?!..
– Искусственно закачанные файлы. Иначе как я, по-вашему, должен функционировать в нужном качестве? Но эта память, как вы понимаете, частична. И прошу вас, не надо нервничать из-за мертвых тел. Застрелили их ваши друзья, а не мы, можете их спросить. А тела сейчас вынесут, если не возражаете, заодно принесут еще кресла. Присоединяйтесь к нашей беседе.
– Ладно, хватит заговаривать мне зубы! Блэйк, держи на прицеле Севелан, а я пристрелю этого гада, если ему раньше было мало!..
– Не советую, – я впервые перешел к прямой угрозе. – К вопросу о кольце, которое вас нервирует. Заряд в нем далеко не прежней мощности, так как некуда прятать батарею, но хвала нашим продвинутым нанотехнологиям, достаточный, однако это не все. В нем передатчик, стоит мне послать сигнал, или стоит моему пульсу как-то «сильно измениться», например, пропасть, и сигнал будет послан автоматически – и вся база взлетит на воздух. – Краем глаза я увидел, как насторожилась Севелан – кое-какие меры безопасности я добавил по собственной инициативе. Так как предполагалось, что я отвечаю за проект, о некоторых подробностях просто никто не спрашивал. – Не думаю, что вы все сразу успеете телепортироваться. Так что давайте поговорим как цивилизованные люди.
– Цивилизация и ты, Трэвис, взаимоисключающие понятия!
– Я не Трэвис. Мое имя – командор Трэнт.
– Ах, как много изменилось, целых две буквы!
Это новых две, а исчезло три…
– И если кто-то выглядит как Трэвис и говорит как Трэвис…
– Вы точно хотите, чтобы я взорвал базу, Станнис?
– Это блеф.
– Сам не буду, но я вас предупредил, что может случиться – как вы понимаете, мне будет все равно, а любовь моего предшественника к человечеству вам известна. Так что, конечно, можете рискнуть, проверить, насколько мы различаемся, или нет.
– Эй-эй! – подал голос Таррант. – Собственно, он уже какое-то время пытался привлечь к себе внимание. – Тут с нами еще две девушки.
– Где? – спросила Дженна.
– Где-то на базе. Их держат в заложниках.
– Чудесные мирные переговоры!
– Посмотрите на себя, Дженна. Разве с вами по-другому можно? Тем не менее, это мирные переговоры. Не хотите послушать, о чем речь? Предпочитаете бесцельно носиться по галактике, вместо того, чтобы попытаться сделать что-то полезное? – Блэйк заинтересованно поднял руку, призывая Дженну не слишком кипятиться, но та не могла уняться сразу:
– На рудниках?
– На рудниках сойдет кто угодно. А нам нужны вы – в правительстве. Хотите что-то всерьез сделать для людей? По-настоящему?
– В правительстве?! – Дженна округлила глаза. - О, да кто вам поверит?!
– Не мне. А вам. Итак, вы готовы выслушать? Блэйк? Вы тут практически основная персона. И заметьте, у меня к вам нет никаких личных счетов. Я в курсе, что мой предшественник был несколько неуравновешен. Но у нас у всех была долгая история. Что-то должно меняться.
Блэйк тихо усмехнулся и кивнул.
– Что ж. Выслушаем.
– Хорошо. Как я отметил, это предложение уже было высказано вашим друзьям, они могут подтвердить…
– И что, вам действительно это предлагали? – спросила Дженна, когда я повторил доводы к основному предложению, которое уже было, собственно, высказано. – А Трэвис собирается стать императором?
Опять…
– Сколько можно повторять, я не Трэвис. И мы предлагаем действительно демократический вариант, который может осуществиться. И предлагаем вам самим участвовать в этом и следить за этим.
– Какой детский сад, – протянул незнакомец, прикрыв глаза ладонью. – Дмократия? Да это же ужас, что такое!..
А этот-то откуда взялся в компании Блэйка?
– Все остальное, как говорится, еще хуже, - напомнил я.
– Можете не рассказывать, – иронично хмыкнул незнакомец. – Я на этих делах собаку съел. Здоровая монархия…
– Монархии у нас не приняты.
– Вот говорю же, – незнакомец презрительно хмыкнул, – детский сад!
– Простите, кто вы? – заинтересовалась Севелан. – Блэйк, не представите ли нас?
– Это, гм…
– Ирвинг Браксиэтель, – лучась самодовольством, представился незнакомец, выручив Блэйка из сложной ситуации. – Значит, мадам президент?.. – Элегантно скользнув на встречу Севелан, он принял протянутую руку и с улыбкой поднес к губам. Я тут… проездом.
– Из какого же вы государства?
– Строго говоря, я из другой вселенной, из мира куда более цивилизованного, чем этот, – произнес этот пижон напыщенно.
– Не расскажете ли вы о нем побольше?..
Севелан погрузилась в несомненно познавательную беседу с иномирянином, пока Дженна продолжала утомительно тыкать в мою сторону бластером.
– Как ты собираешься это провернуть? Как это будет выглядеть? Ты же осужденный военный преступник.
Я уже в который раз вздохнул:
– Не я, а Трэвис!
– Свежо предание! Вы прямо сейчас захватили заложников.
– А ваши совсем недавно перестреляли потенциальных союзников. Так что если не обезопаситься, трупов будет только больше.
– Кстати! – Вила, должно быть, совсем переволновался, и демонстрировал искусственное озарение. – Я готов сотрудничать, если вы предоставите мне в пользование наших девушек – Дейну и Сулин. Полностью управляемые мутоиды, вы говорите?..
– Ах ты гнусный предатель! – возмутился Таррант. – Не обращайте на него внимания, у него от страха мозги набекрень съехали.
То, что Виле было страшно, я и сам видел, и, по крайней мере, это был тут самый миролюбивый элемент во всей компании. Какое-то желание сотрудничать у него действительно было, или, скорее, отчаянное нежелание лезть в драку, когда ее можно избежать.
– Не беспокойтесь, все это может и не понадобиться.
– Прекрасная Дженна, – раздался медоточивый голос иномирянина. Севелан куда-то исчезла. И вместе с ней Эйвон. Похоже, она перешла к стадии индивидуальных переговоров. – Скажите пожалуйста, что вы делаете сегодня вечером?
– Я занята, – буркнула Дженна. – Сегодня вечером мы с Блэйком убиваем Трэвиса.
– Свежо предание, – отозвался я. – Мало того, что его тут нет, не забывайте, чем вы рискуете, и лично, и жизнями многих людей тут, на базе.
– Зато все может решиться в один момент! – заявила Дженна, но гашетку, между тем, не нажимала.
– Кстати, куда это подевались Эйвон и Севелан? - поинтересовался Блэйк.
– Да, в самом деле, – подхватила Дженна. – Может, они как раз договариваются, как избавиться от тебя, Трэвис? Может, пойдем и послушаем?
С недвусмысленными намерениями и детской непосредственностью, она решительно двинулась к двери. За ней последовали и Блэйк и Браксиэтель.
Я ее опередил, обогнав, и закрыл собой дверь, сердито помахав солдатам, чтобы не вмешивались.
– Никуда вы не пойдете!
– Неужели? – глаза Дженны сузились. Кажется, она была готова если не стрелять, то приняться физически оттаскивать меня от двери. – Только через твой труп?
– И все ваши!
– Ну что ж… – протянул Браксиэтель, высовываясь из-за конторки консьержки. – Смотрите-ка, что я нашел! Это, кажется, оружие?
Страннейший тип, с собой не принес, а посреди чужой комнаты умудрился найти брошенное.
Дальше он повел себя совершенно неадекватно. Преспокойно навел дуло на меня и выстрелил. В то же мгновение вся троица – Браксиэтель, Дженна и Блэйк исчезли, телепортировавшись. Никто не успел никак отреагировать, разве что некоторые из солдат зажмурились, присели и заткнули уши, ожидая взрыва.
– Какого черта?! – вопросил я, когда ко мне вернулся дар речи.
– Лично я – без понятия! – категорически заявил Таррант. – Я еще такого дурдома не видел.
– Сержант?
– Э… оно было в ящике, и там мы его и оставили, только проверив, что оно не заряжено.
– Вижу, что не заряжено!.. Ладно, черт с ним, пока что, с Блэйком - кажется, у него проблемы с этим иномирянином… Таррант, как вы смотрите на существо вопроса?
– Кажется, это не самый плохой вариант, – покачал головой Таррант. – Учитывая все имеющиеся, включая Блэйка и его компанию…
Воздух в зале опять заколебался, и возникли очень недовольные Блэйк и Дженна, и хладнокровный Браксиэтель.
– Не делайте так больше! – проворчала Дженна, обращаясь к Браксиэтелю. Тот апатично пожал плечами:
– Я всего лишь хотел помочь, раз тут никому не доставало решительности… Но мое предложение в силе, знаете, мне очень нужен высококлассный пилот!
– Я подумаю, – сказала Дженна.
– Как вы так подгадали? – поинтересовался я. – Калли держала телепатический контакт, чтобы вовремя вас выдернуть?
Но как же Вила и Таррант, разве она бы оставила их тут? Хотя, разумеется, при таком раскладе она попыталась бы спасти хоть кого-то, но для этого точно надо было знать, кто что сделает в какой момент.
– О, Калли тут ни при чем, – отмахнулся Браксиэтель. Заодно хотя бы был намек на то, что Калли он знает, и видимо, она где-то с ними. – На телепорте в данный момент нахожусь я.
– Но вы здесь.
– Да, это мой робот-зонд, моя полная копия, – улыбнулся Браксиэтель. – Так что, как вы понимаете, лично я ничем не рискую. А что было с оружием? Взрыва, как я понимаю, не было, похоже, я ни в кого не попал, это странно.
– Не заряжено. Не думаете же вы, что у нас бы тут просто так валялось заряженное посреди комнаты.
Браксиэтель пожал плечами.
– Стоило попробовать.
Дверь открылась, вернулись Севелан и Эйвон. С интересом огляделись вокруг.
– Что-то произошло? – спросила Севелан.
– Ничего, – заверил я. – Вы будете здесь в ближайшие минуты?
– Пожалуй, – удивленно проговорила Севелан.
Я кивнул и выскочил за дверь. Отдернул кожух, прикрывавший внесенный на базу Орак, и вставил в него активатор.
– Орак? Объяснять долго, но думаю, ты сам способен просчитать ситуацию. Код одной из записывающих камер… Ты можешь блокировать этого робота? В качестве интересной задачи.
Не факт, что он бы откликнулся. Но у нас с Ораком никогда не было личных разногласий, а задача и правда была интересная.
– Любопытно… – вдруг проскрипел Орак. – Пожалуй… Таких еще не встречал. На некоторое время, по крайней мере.
– Отлично.
Я вернулся в зал и окинул взглядом всю компанию. Дурацкие были все же переговоры. Но робот-иномирянин, похоже, и впрямь окаменел. Остальные озадаченно переглядывались. Что ж, где тут наш самый миролюбивый элемент?
– Вила?
Вила с испугом указал пальцем на самого себя.
– На минутку. Иди сюда.
Вила встал и последовал за мной на подкашивающихся ногах. Мы с ним вышли, отошли немного, я огляделся, убедившись, что никого рядом нет, как и камер. Только из-под накинутого кожуха тихо пощелкивал любопытствующий Орак.
Я сунул руку в карман и достал телепортационный браслет.
– Держи.
– Что?..
– Если они вдруг надумают опять исчезнуть без предупреждения, можешь отправиться с ними. Мне кажется, Калли нужна твоя помощь.
– Калли?.. Помощь?.. – Вила выглядел обалдевшим.
– Да. Справишься? Конечно, не знаю, с чем справляться, но твоя помощь ей не повредит.
– А министерство финансов?.. – пролепетал Вила. Ему как раз предлагали им заняться. Кто же кроме вора лучше проследит за финансами? Разве что Эйвон.
– Все в силе, если надумаешь вернуться. Или, если ВЫ надумаете.
– О…
– Я серьезно, а теперь возвращаемся. Иди первый, я сразу за тобой.
Вила вошел в дверь, как будто не знал, сумеет ли он переступить живым через порог.
Я слегка задержался.
– Как дела? – спросил я у Орака.
– Я уже не могу его сдерживать, – проворчал тот, явно возмущенный.
– Спасибо.
Я снова извлек активационный элемент, припрятал получше, и вернулся в зал, вслед за Вилой. Тот уже сидел на своем месте, ловил ртом воздух и изумленно таращился то на меня (когда я вошел), то на что угодно – с одинаковым выражением, будто совершенно ничего и никого не узнавая.
Что поделать, мне не нравился иномирянин, я ему ни капли не доверял, и это был непросчитываемый элемент уравнения, к тому же слишком высокоразвитый, едва ли можно было им как-то управлять. На данный момент можно было разве что прикрепить к нему на хвост репей. Неизвестно как он сработает и сработает ли вообще, но такой «свободный радикал», как вор, с заданием помочь другу, это тоже «непросчитываемый элемент» – просто для равновесия. И может быть, в дальнейшем у них будет больше поводов нам доверять.
Робот недоуменно огляделся, очень по-человечески подняв брови.
– Так, а это что такое было?
– Ничего особенного. Один местный искусственный интеллект. Но похоже, вы слишком сильны для него, – добавил я удрученно.
Браксиэтель, или его робот-зонд, самодовольно и чуть пренебрежительно усмехнулся. Вот и правильно. Не слишком привлекательная для тебя добыча. Нам нужнее.
– Орак? – поднял брови Блэйк.
– Конечно.
Севелан поднялась, кивнув и улыбнувшись Тарранту – теперь вышли они вдвоем.
- А что есть Орак? - поинтересовался Браксиэтель.
- Компьютер, - ответил Блэйк. - С личностью его создателя.
- А, всего-то, - почти отмахнулся иномирянин. Корабль его, судя по всему интересовал больше, и видимо, весьма утилитарно.
Севелан и Таррант отсутствовали недолго.
– Ну так что же? – спросил я, когда они вернулись, видя, что у Браксиэтеля руки чешутся снова кого-нибудь телепортировать. – Как насчет основного предложения? Будем строить правовое государство, или как?
Блэйк прищурился.
– Я, пожалуй, намерен согласиться, – сказал он.
– Эйвон?
– Да… – он немного помедлил и глянул на дверь. – Да и Таррант тоже. Посмотрим, что вы затеяли.
– Браксиэтель?
Иномирянин фыркнул.
– Я не играю в такие игрушки, у меня полно своих дел. Что скажете, великолепная Дженна? Как вы понимаете, «Освободитель» принадлежит теперь мне!
Дженна задумчиво посмотрела на пожавшего плечами Блэйка, потом перевела взгляд на Браксиэтеля, и независимо вскинула голову.
– Пожалуй, я склонна принять ваше предложение, Ирвинг.
– А не спросите ли Калли? – поинтересовался я.
– Может, как-нибудь и спросим, – более чем равнодушно откликнулся Браксиэтель. Дженне, кажется, и вовсе не приходило в голову, что та может заинтересоваться. Я бросил многозначительный взгляд на Вилу.
– Я с ними! – поспешно, может быть, слишком поспешно сказал Вила, и мне показалось, что он более чем рад избавиться от нас. По крайней мере, он вскочил, опрокинув стул, и бросился поближе к Дженне. Что ж, у него еще будет время подумать. Блэйк передал ему свой браслет. Тот, что уже был у Вилы не имел теперь никакого значения, кроме символического, на память. Но кто знает, какая мелочь на чаше весов сыграет решающую роль.
– Что ж, – махнул рукой Браксиэтель. – Думаю, у нас еще полно дел! Тем, кто остается, счастливо оставаться!
И трое снова исчезли. Браксиэтель, Дженна, Вила.
Блэйк стоял рядом, сверля меня пристальным, чуть настороженным, заинтересованным взглядом. Он все еще был вооружен, но и он, и мы, этот момент игнорировали. Раз уж мы собирались сотрудничать, все в порядке. Вот насчет Эйвона и Тарранта еще я бы подумал, стоит ли торопиться, стресс у них был помощнее. Что ж, Блэйк, по крайней мере, оставался здесь. Знамя революции. С нами. И всем оставшимся, похоже, уже некуда было возвращаться, раз "Освободитель" занят кем-то другим.
– Ну что ж, – сказал я. – Как насчет того, чтобы привести в порядок «Скорпио»?
Эйвон и Таррант не удержались от почти незаметных улыбок. А что касается «Освободителя» – есть ведь цивилизация, которая создала его. И управление которой еще дальше от демократического, чем управление Федерации. Если принести свободу, ну или хотя бы «свободу» ее угнетенному народу… едва ли у нас будет недостаток в кораблях того же класса, что и «Освободитель».

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Вереница образов

главная