00:54 

Игра в СПН (Отчет Кроули)

Бранд
Coeur-de-Lion & Mastermind
С игры 9.12.12. Альтернативное развитие событий после Апокалипсиса в финале пятого сезона сериала.

1. Эль-Лис - Сэм Винчестер
2. Brand Bariman - Дин Винчестер
3. Мисс Жуть - всадник Влом
4. o_keyt - Кастиэль
5. tsurugu1 - Балтазар
6. Бранд - Кроули
7. Лизавета Пандовна - Памела Барнс
*
Все началось с того, что в одну мерзопакостную по человеческим меркам унылую ночь с поистине херовым атмосферным давлением, в которую создания, стоящие пока на ступеньку ниже на эволюционной лестнице так любят накладывать на себя руки без посторонней помощи, один чудак продал душу. Не за материальные блага, или карьеру, или избавление от импотенции, а за то, чтобы не наступил Конец Света. Массовая истерия сделала свое дело – теперь продавали души и за такое, беспокоясь о благе своих драгоценных внуков-правнуков. Так как мы и так работали в данном направлении, дело казалось пустяковым. Если не выгорит, никто ничего не теряет, так что сделка была заключена легко, а кое-какие возможности, полученные с ней по принципу мировой компенсации, пошли в запас. Но когда один из пострелят Винчестеров уже благополучно сиганул в клетку для архангелов с Люцифером, а заодно и с Михаилом, вдруг оказалось, что дело не закончено. Чем хороши магические законы, когда есть четкая поставленная цель, подробности, которые могут помочь, сами лезут под руки. Для надежности я рылся в архиве Лилит, принадлежавший до нее Люциферу, выискивая все, что связано с апокалипсисом. Откуда, думаете, берется наша способность составлять многотомные договора с ключевыми моментами, разбросанными по строчке в самых неожиданных местах? Из терпения, не зря называемого дьявольским, с ним можно просеять весь песок на Луне в поисках одной алмазной песчинки, если действительно нужно. Проверяя, восстановились ли все печати, я обнаружил один свиток. Назовем его «свитком мертвого моря». Мертвого – не с большой буквы «М». Тот, что обнаружили в том Мертвом море, и что произвел такой фурор – всего лишь небольшая наша шутка для людей. А этот Люцифер унес с небес со многими прочими артефактами и премудростями, и память о них наверху стерлась. Оказалось, что и наша сделка, и бесценный универсум болтаются на лобковом волоске Евы. Есть и пятый всадник апокалипсиса, и появиться на сцене он должен, когда кольца четырех других всадников соединяются вместе. Почему же об этом всаднике никто ничего не слышал? О, как сказал бы один предположительно вымышленный герой, «он отлично известен в своем кругу» – среди рыб и гадов морских, но если говорить точнее, он известен под многими именами, и ни одно не является его настоящим именем, так как настоящее его имя – его отсутствие. Поэтому я дал ему новое имя – всадник, имя которому Влом – он никуда не скачет, он грезит и видит сны, и в это время мир существует, а когда он проснется, мир исчезнет. Он есть полное абсолютное небытие, которое уничтожит даже Бога. Кажется, Смерть похвалялся, что сделает это однажды. В этом свете то, что он просто отдал кольцо одному из Винчестеров, приобретало, мягко говоря, пикантный смысл. А наш всадник по имени Влом, рассеянный, по сути, по всей вселенной и пребывающий в нигде, то и дело проявлял свою сущность, например, при гибели великих цивилизаций, которые однажды просто переставали рыпаться, впадали в летаргическое состояние и прекращали существование. Можно было бы назвать всадника Энтропией и Стрелой Времени, но Влом будет, как я решил, и точнее, и короче. Итак, он проявлял время от времени свою потаенную сущность, и в качестве собственного символа-аватары, с которым можно как-то поговорить, почивал в затонувшей Атлантиде. И чтобы наладить связь с ним и установить кое-какие подробности, требовался отличный медиум человек. Причем, желательно, побывавший мертвым. Но не мертвый в момент установления связи. И желательно, связанный каким-то образом с человеком, имеющим отношение к сбору четырех колец всадников, и который единственный мог теперь физически забрать пятое кольцо, не разбудив Влома. Все эти тонкости позволяли не разбудить почивающего, который и так готов был проснуться в любой момент после соединения четырех колец.
Итак, мой выбор остановился на Памеле Барнс. Пребывающей ныне в Раю – но каких только веселых вещей нельзя сделать по хорошей сделке! Даже Винчестеров воскрешать приходилось. Да и есть в этом кое-какое утонченное удовольствие – выкрасть душу из Рая.
Душечка Памела, воскреснув, как будто не испытала никакого удивления. Возможно, она оставалась медиумом даже в Раю.
– С возвращением к жизни! – поприветствовал я ее дружелюбно. – Поздравляю!
Она смерила меня скептическим взглядом и изобразила нечто похожее на желание закатить глаза. «Сколько можно!..»
– Было бы с чем поздравлять…
– С любым новым шансом, – ободрил я. – Кроме того, у вас есть теперь прекрасная возможность спасти мир.
– Зачем мне это нужно, я уже была мертва и отлично себя чувствовала.
– Да, но если мир исчезнет, то не будет ни Рая, ни Ада. Вас не будет совсем. Да и просто мир вам разве не жалко?
Она неопределенно пожала плечами.
– Я вам не верю. Что вам понадобилось?
– Мне нужен медиум.
– И не нашлось другого?
– Такого – нет.
– И все же…
– Вы мне не верите, помню. Ну, тогда взгляните своим ясным взглядом медиума на этот свиток, и скажите мне, говорю ли я вам правду. У меня полно недостатков, но я хочу спасти свое королевство. В этом моя выгода, и я не собираюсь это скрывать. Что естественно – то не безобразно. Карты на стол, и кстати о картах, нам может пригодиться карта Атлантиды, чтобы установить, где находится один из наших клиентов. Пока вы можете только удостовериться в том, что информация достоверна.
Памела потрогала свиток, не стану преувеличивать, будто она пробовала его на зуб, но в достоверности каким-то своим медиумским образом убедилась. Как и в том, что миру грозит опасность, и в том, что нам нужен ключ, а к ключу – Дин Винчестер. Так что следующим шагом, хотя на самом Винчестере и были защитные ангельские печати, но есть в конце концов и другие старые добрые методы, обычного шпионажа тоже никто не отменял, я перенес нас к какому-то занюханному заведению, в котором последний уничтожал любимые бургеры из мертвечины и запивал всем горючим, что подвернется, свою вселенскую печаль по любимому брату… И вот тут-то я понял, что от заведения за сто верст пахнет неприятностями. Тут были ангелы.
– Проклятье! – я отдернул руку от двери, подумал немного, решил, что ангелам их небесный мир тоже должен быть дорог, и все-таки заглянул внутрь.
– Всем салют, джентльмены! Не помешаю? Памела, проходите, дорогая, внутри удобнее.
Дин, конечно, не выпуская бутылки, сразу потянулся к пистолету. Ангелы не пошевелились – их было двое, но явно в каком-то смысле сделали то же самое.
– Спокойно, – предупредил я. – Я знаю, как спасти мир. Надеюсь, вы тоже этим как-то озабочены?
– К чертям мир! – пробубнил Дин. – Мы его уже наспасались. Привет, Памела…
– А вот недостаточно, апокалипсис не завершен. Вы все тут об этом в курсе? Заодно, я знаю, чем можно снова открыть клетку, чтобы выпустить оттуда одну человеческую душу.
– А как же Люцифер с Михаилом?! – поинтересовался Дин.
– Их ты выпустишь, если используешь ключ такой, какой он есть. А если усовершенствованный, то выпустишь только человека. Одного. Твоего брата. Это достаточно интересно?
– Сэм погиб, – свирепо заявил Дин, явно не собираясь слушать слова на чистом английском. Ох уж это неверие, дуют на воду, обжегшись на молоке.
– Мы его спасем, – заявил Кастиэль. – Мы как раз над этим работаем. Нам не нужны помощники.
– Да? – поинтересовался я. – А как насчет мессии? Сэм Винчестер принес себя в жертву, чтобы спасти мир от Апокалипсиса. Уверен, он вам страшно нужен, чтобы повысить популярность на небесах, не правда ли? Не очень хороши там дела?
– Кажется у тебя в аду не лучше, – прищурившись пробормотал второй ангел, которого звали Балтазар. О нем было кое-что известно, и все это известное носило весьма сомнительный с точки зрения ангелов характер. Занятный у них с Кастиэлем союз. Видать, и впрямь на небесах все плохо. – Иначе что бы ты тут делал?
– В аду у меня все прекрасно, идут реформы, есть отличный проект: "Преисподняя с человеческим лицом", вам бы понравилось. А тут я спасаю мир. Я, знаете ли, альтруист, если вы еще не в курсе. И я представляю, как крепко строят эти клетки, возможно, потому, что в интересах демонов было их открывать, а не закрывать. Так какую часть Сэма вы надеетесь извлечь?
– Что значит – какую часть? – насторожился Винчестер.
– Спроси их, какие у них гарантии – что они могут извлечь – тело без души, или душу без тела, не подлежащего восстановлению? Причем последнее очень-очень сомнительно, хотя было бы предпочтительнее, душа же – это вам не «только прах». А как по-твоему, Сэму там, внизу, здорово? Знаешь, даже в простом аду время идет совсем-совсем иначе, чем на земле. – Еще бы, Винчестер явно поежился. – А у меня есть план, как, спасая мир, вытащить и его.
– А как же Адам?
– Ну, дорогой мой. Мир устроен так, что всегда приходится делать выбор.
В этот момент ангел по имени Балтазар, – кстати, вот не ожидал, что он будет заодно с Кастиэлем, разве что у них был временный союз… – резко развернулся и показал мне табличку. Скотина! Меня резко выбросило прямо в Царствие мое. Все это, конечно, было, здорово, пусть себе справляются без меня, но у меня не было никакой уверенности в том, что эти балбесы не напортачат. Поэтому я почесал за ушком свою любимую адскую псинку и захватил ее с собой туда же, где мы только что разговаривали, правда, слишком быстро не получилось – заклинание имеет свою протяженность во времени. Но компания все еще сидела на том же месте.
Кажется, ангелы ругались с Памелой о том, что она жива чем угодно, но не их молитвами и пытались ее убедить, что таков порядок вещей, и все это было хорошо.
– Предлагаю продолжить разговор! – заявил я, появляясь. – Надеюсь, вы не упустили никаких деталей?
– Как это ты так быстро вернулся? – удивился Винчестер.
– Я вам царь Ада, или кто? – поинтересовался я. – Что это я буду задерживаться где угодно без собственного желания. Эй, товарищи ангелы, прекратите ерунду. Я очень заинтересован в том, чтобы спасти этот мир, так что мы на одной стороне.
– А почему ты так в этом заинтересован? – подозрительно спросил Кастиэль.
– Угадай с трех раз. Я только что получил королевство, и не хочу, чтобы оно сразу сгинуло. Все понятно? Вы уяснили, что получить пятое кольцо, не разбудив всадника, может только человек, у которого уже есть все кольца? Установить контакт с Атлантидой и проложить магический тоннель может только такой медиум как Памела и…
Ангелы коснулись плеч обоих людей и исчезли.
– Придурки!.. – пробормотал я, и вытащил из кармана Глаз Левиафана в прозрачном сосуде. Это был амулет, способный как раз перенести компанию в нужную точку в Атлантиде и доставить туда человека. Сам по себе я мог доставить себя туда и без них. Тем более, что Памела уже оставила особую настройку, когда при мне проверяла путь к Всаднику. Вот им без Глаза будет сложнее. Чтобы провести через тоннель обычного человека, а лучше двух, может понадобиться сила обоих ангелов.
Ну что ж… значит, встретимся на месте. Я усилил след контакта Памелы, и перенесся в Атлантиду – огромный «виртуальный», как сказали бы теперь, пузырь на океанском дне. Вокруг плавают рыбы и гады морские, внутри – мы, разлюбезные.
– Заходите! – приветствовал я их радушно – в «тоннеле» они появились на секунду позже меня, вернее, я опередил их на эту секунду, потому что меня было «меньше», а проник я, собственно, по тому же каналу. – Не стесняйтесь! Я вам тут фонарик подержу! – Я помахал Глазом Левиафана. Собственно, эта штуковина была тут единственным источником света.
Ангелы закатили собственные глаза, но решили если и устраивать разборку, то попозже.
Посреди разбитых мраморных плит с колышущимися между ними водорослями, на фоне пафосных колонн разгромленного Пантеона, стояло огромное ложе – или не ложе, или не кресло, или не… короче говоря, все равно альков Всадника по имени, а вернее, не по имени Влом.
– Он может проснуться в любой момент! – предупредил я. – Так что кольцо надо забрать как можно скорее. Но хорошая новость – он отдаст его сам, ты только попроси. Ему самому все совершенно безразлично.
– И как я его заберу, если он может проснуться в любой момент? – возмутился Винчестер.
– Так, что любой, кроме тебя, его точно разбудит. А если с ним заговоришь ты, он не проснется. Он спит, и ты – это только его сон.
– Спасибо, – скептически произнес Дин и подошел покоящейся посреди всей этой океанско-античной композиции фигуре… всадника или всадницы, птицы, змеи, курящегося дыма, многорукого слона, или огромного кальмара – всадник по имени Влом, который никуда не скачет, потому что за него скачет сама вселенная, постоянно неуловимо менял и сущность, и очертания.
– Ээй, – позвал Винчестер. – Чувак!.. Чувак? Мне нужно кольцо!..
Послышался ненастоящий призрачный вздох. Прямо мороз по коже – того гляди и впрямь проснется.
– Какое еще кольцо? – вполне обыденный голос… разве что тысяча сразу, а дальше просто за ненадобностью отказывает счетчик, и разумеется, не пойми чей – человеческий, не человеческий – детский, старческий, мужской, женский, глас сирены, контрабаса, ветра, волн или механический.
– Ну это… – растерялся Винчестер. – Да ты знаешь – волшебное!
– Не знаю, о чем ты, – апатично ответил всадник. – Какое?
– Ну какое у тебя есть…
Всадник протянул человеку массу то ли пальцев, то ли щупалец. На них сверкало множество колец.
– Да забирай, и не мешай мне больше.
Винчестер почесал в затылке и снял первое попавшееся кольцо.
– Алё… – проворчал он. – И как понять, что дальше-то?..
– Приложи его к остальным – посоветовал я. – Если подойдет, то это то, что нам нужно, если нет, то это не то кольцо.
Дин приложил к кольцо к остальным – ничего не случилось.
– Чувак! – снова позвал Винчестер. – Это не то кольцо!
– Ну ты уж определись! – проворчал всадник, и снова показал множество колец. – Формулируй мысль точнее!
Кажется, теперь Дин и впрямь сформулировал мысль точнее, и на этот раз ему (и нам всем) повезло...
Есть контакт!.. И черт побери, как есть-то!..
Все завертелось, будто тоннель очень быстро скатался в трубку со всеми нами – кроме Всадника и прочих морских чудовищ, и мы впятером… нет… вшестером! – оказались в небольшом изолированном пространстве – комнате, в которой не было ни мрака, ни света, а главное – ни окон ни дверей, зато образовался Сэм Винчестер!
– Опаньки, – прокомментировал кто-то, может, даже я. Так как мне совсем не понравилось то, что до меня дошло. Судя по всему, мы оказались в «клетке». И по большому счастью, все-таки без Люцифера с Михаилом. Судя по тому, что произошло с пространством, и что у нас был ключ из пяти колец, мы оказались в «инвертированной» клетке внутри клетки. Вот за ее стенками – были Михаил и Люцифер. Так что, когда Балтазар порылся в кармане, вытащил из него огромный мешок, а из мешка то, что могло быть только Иерихонской трубой, все хором сказали: «Не надо!» Правда, едва ли она бы тут сработала. Если эти стены имели ту же природу, что и внешние.
Но с нами теперь был Сэм Винчестер. Частично операция по спасению удалась. Осталось только выйти наружу. Для этого нужны были какие-то дополнительные шаги, но тут уже даже у меня оказался недостаток информации.
Сэм был, кажется, не совсем в себе.
– Так что дальше-то?! – поинтересовался Дин.
– Без паники, отсюда тоже должен быть выход, мы просто не совершили всех шагов… Но Сэм у нас есть, значит, все правильно. А когда мы выйдем отсюда вместе с ключом, он разрушится, и кольца исчезнут. Мы на каком-то промежуточном этапе.
– На каком-то… То есть, ты понятия не имеешь, что происходит.
– Я не имею? А еще кто-нибудь имеет? Ну? Умные есть? Давайте пробовать!
– Например, ритуал какой-нибудь проведем?..
– Ну уж не знаю… «Ингредиенты» у нас есть – ключ из пяти колец, человек, который их собирал, у нас есть медиум, и есть человек, которого мы извлекли из «клетки», пусть пока и только сюда. Привет, Сэм, с возвращением, поздравляю! – Сэм вяло махнул рукой.
– Кстати о Сэме. Может, ты знаешь недостающий фрагмент?
Мы же должны были получить мессию.
Собственно говоря, мы получили бы его любым образом спустя три дня после того, как он вошел в ловушку. Разумеется, он не должен был ничего об этом знать, чтобы жертва была полной. И разумеется, даже три дня в таком неприятном месте – это очень неприятное дело. Ну и мир спасать (в том числе вместе с клеткой) в любом случае было весьма предпочтительно. Иначе второе пришествие вторым пришествием, а миру-то конец.
Сэм потряс головой, будто просыпаясь.
– А, да… – произнес он довольно заторможенно. – Мы можем выйти отсюда. С помощью этого ключа. Все просто. Здесь пять колец. Для того, чтобы им воспользоваться нужно лишь пять человеческих душ, которые могут его активировать.
– Минутку! – сказал Балтазар. – Пять душ? А у нас тут сколько?
– Три! – сказали мы все, попереглядывавшись.
– И Адам, – сказал Сэм.
– Но он же снаружи.
– Одного человека мы можем извлечь из клетки, как вы уже извлекли меня. Но для этого нас все равно должно быть четверо, тогда мы заберем пятого.
– Ага! – сказал Балтазар, и снова порывшись в своем мешке, вытащил яблоко. Такие штуковины узнаются с первого взгляда, даже если их никогда не видел. По крайней мере, узнаются демоническим нутром.
– А, яблоко с древа познания! Может превратить в человека даже ангела!..
– Скушай яблочко, Кроули, – ласково предложил Балтазар.
– Вот уж нет! Вас тут двое. Подумайте о пользе необходимой жертвы! И никакой потом конкуренции… драки за небеса…
Оба ангела как-то нехорошо на меня надвинулись.
– Вообще-то, – подсказала Памела, – мессия может вернуть каждому его сущность, когда мы отсюда выйдем.
– Скушай яблочко, Кроули! – повторил Балтазар.
– Да черта с два… Что, ангелы уже не верят во всемогущество мессии? Подумайте кому интересно быть «вторым в Раю»?!..
– Если ты не съешь это яблоко, то нам придется тебя убить.
– Что-то я сомневаюсь, что у вас получится. Уверен, Люцифер старался, но Сэм тут с нами, и живее всех живых.
– Мы можем сделать твое существование очень-очень неприятным.
– Да наплевать! Вы что думаете, мы в Аду просто так развлекаемся? Чихать я хотел на ваши штучки.
Балтазар вытащил какой-то кинжал.
– А вот эту вещь ты узнаешь?
Да сколько же этот параноик с собой артефактов натащил?!
– Думаешь, она тут сработает?
– А ты хочешь попробовать? Ты уверен, что не получится?
Вообще-то, уверенности у меня не было. Это был нож Авраама, которым он собирался принести в жертву Исаака. Он мог убить любое существо, включая ангелов бытия. И мне пришла в голову еще одна интересная мысль. Гарантированный выход отсюда получат только пять человеческих душ. Что же касается остальных… то есть вариант, что они выйдут отсюда только по желанию пятерых, а может, даже и нет - только по желанию нового мессии. И вот в этом, как я понял, я был уверен еще меньше, чем в том, что нож Авраама может не иметь тут силы. А в последнем тоже был уверен крайне мало. Так что я заколебался.
– Минуточку. Разве вам не выгодно, что у вас есть друг во главе противоположного лагеря?
– Ты нам не друг.
– Но-но, господа, все относительно! Меня вы хотя бы знаете! Я даже могу поддержать вас в вашем сражении за небеса! Ну, разве вам не нужна поддержка?
– От тебя - нет.
– Это же идиотизм!..
– Съешь яблоко.
– Ну что ж, раз вы настаиваете… черт с вами. – Я забрал яблоко и откусил от него кусок. Эта сволочь даже была вкусной. Я вообще ничего не почувствовал, никакой перемены, пока не сообразил, что на самом деле дышу, и у меня на самом деле бьется сердце. Ужасно, если задуматься. Снова быть человеком. Но представившаяся на мгновение перспектива оказаться на веки вечные там же, где Люцифер и Михаил, меня что-то подкосила. Эти параноики ангело-винчестеры способны на что угодно. А мессия, если быть откровенными, был способен узнать мои намерения. Так что, возможно, это был не самый худший выход. На чертов данный момент…
Я вздохнул и подошел к Винчестерам и Памеле. Мы вчетвером коснулись четырех колец ключа, Сэм призвал душу Адама и…
– А давайте оставим тут этих эгоистов? – предложил я.
Но мессия решил иначе, и мы все оказались снаружи, в той самой забегаловке, где все начиналось. Вместе с ангелами. И Адамом, в еще более коматозном состоянии, чем был сперва Сэм. Кольца, как и было предсказано, замерцали, распались и исчезли.
– Эй, Сэм, а как насчет того, чтобы вернуть мне сущность?
– Нет, – сказал Сэм.
– Послушай, без меня тебя бы не вытащили. И вы уверены, что хотите знать, кто еще есть в Аду, который теперь лишен всякого контроля?
– Переживем, – сказал Сэм.
– По-моему, вы еще не понимаете проблемы!
Ангелы на меня вообще больше не обращали внимания. Ну разумеется, выведен из игры и все такое. Молодцы. Понятия не имеют, что проблем от этого им будет куда больше, чем счастья.
– Между прочим, я все еще могу помочь. Из меня получится бесценный консультант.
– Никогда! – сказал Дин.
– Тогда убеди брата вернуть мне сущность. Я не шучу – посмотрите, какая будет гармония – на небесах, на земле, в аду – всюду друзья, одна команда – это же здорово!..
Сэм, который на какое-то время был увлечен ангелами в сторонку, вдруг, оставив их где-то, прибежал вприпрыжку.
– Бежим! – сказал он.
– А мы можем? – спросила Памела.
– Ну, пока я мессия, можем.
Ключевое слово – пока. Мессия может избрать любой путь. Стать со временем снова обычным человеком, или Царем Небесным, или кем ему там заблагорассудится.
– Импала на заднем дворе! – мгновенно отреагировал Дин.
– Эй, возьмите меня с собой! – Я подхватил Адама с одной стороны, с другой это сделал Дин.
– Ладно, не ангелам же оставлять…
– И на том спасибо…
– Так что там было, и почему ты решил сбежать? – спросил Дин, пока мы дружно спешили к машине.
– Небеса – это полбеды, – проворчал Сэм, – но рекламная кампания меня на всю планету – это уже немного чересчур!..
И мы поскакали на Импале в рассвет, как пять всадников не-апокалипсиса.

Первичная запись

Комментарии
2012-12-24 в 00:56 

Бранд
Coeur-de-Lion & Mastermind
Бонусы: Иллюстрация к фантазии "Дин в Атлантиде", присланная Котом-в-небесах.

читать дальше

Катинка, присланная Эль-Лис по итогам произошедшего.

читать дальше

2012-12-29 в 19:32 

Мисс Жуть
Кроме Декларации о биоэтике и правах человека я ничего не нарушаю!
Сны Пятого всадника
Где-то солнечно, где-то идет снег, а где-то начинается ночь.
Это местечко я присмотрел давно. Тогда вокруг кипела какая-то бурная деятельность, но когда я сюда перебралась, очень быстро сошла на нет, а потом и весь остров затонул. Даже немного жалко, тут было так приятно тепло. Зато теперь никто не мешает, даже обычные маршруты расплодившихся кораблей и подлодок проходят где-то мимо. Только рыбы, только спокойствие тяжелых слоев воды надо мной, только темнота и тишина.
Где-то пролетел самолет, взбив в пену хвост начавшего закручиваться циклона.
Так было, пока в мире что-то не произошло. Я не поняла природы этого "что-то", но это было подобно звоночку будильника, еще дребезжащему где-то далеко, на грани слышимости, но уже действующему на подсознание. Пока мне удавалось отмахиваться от него и не обращать внимания, но чем дольше, тем настойчивей он звонил. А мне только что начал сниться такой увлекательный сон! Правда, прямо в сон вклинился Чувак Что и начал требовать с меня какое-то кольцо.
Где-то запахло первым утренним кофе, а где-то время пить чай. С булочками.
Я протянуло ему все руки, какие были, хотя, возможно, в этот момент они были щупальцами, но главное - с кольцами. Пусть забирает и не мешает мне смотреть на большое и прекрасное, вместо того, чтобы лицезреть его наглую физиономию.
Где-то готовится взорваться сверхновая, а...
"Эй, чувак, это не то кольцо! Мне нужно волшебное!". Опять этот зануда, да он еще и в сказки верит! Я пыталась ему сказать, что последнее волшебное кольцо бросили вот совсем недавно в жерло вулкана, но он все не отвязывался, ныл и ныл что-то. Пришлось отдать ему мое кольцо. А чего не отдать, оно само ко мне вернется вскоре.
Где-то в луже отразилась радуга, а маленькие сапожки пробежали по ней, разбивая на тысячи кусочков...
И тут назойливый Чувак Что пропал. И пропал раздражающий звук будильника.
Где-то включили телевизор, и на нем вспыхнула надпись "Сейчас".

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Вереница образов

главная